Впч в клетках шейки матки

Золотым стандартом лечения дисплазии шейки матки остается удаление всего поврежденного эпителия. Конизация или петлевая электроэксцизия позволяют вылечить дисплазию, а также
установить окончательный диагноз. Во время этих процедур врач с помощью скальпеля или электродов удаляет часть шейки матки и отправляет на
гистологическое исследование.

Хороший, плохой, злой: что такое рак шейки матки

Мы запускаем цикл текстов о заболеваниях шейки матки. В этом материале врач-онкогинеколог, резидент Высшей школы онкологии Павел Сорокин рассказал, почему развивается рак шейки матки (РШМ), как и когда обследоваться, чтобы его не пропустить, а также чем скрининг РШМ может навредить.

Шейка матки — часть этого органа, которую видит доктор при гинекологическом осмотре. Шейка матки подвержена ряду заболеваний, например, деформации после родов, удлинению из-за опущения половых органов или аномалиям развития. Но чаще встречаются доброкачественные изменения шейки матки и дисплазии — предраковые состояния

Дисплазия — изменения клеток шейки матки, причина которых — вирус папилломы человека (ВПЧ). ВПЧ чрезвычайно распространен — до 80% населения сталкивались
с ним хотя бы раз в жизни. Естественная история течения инфекции такова, что у 9 из 10 женщин вирус href=”https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/17471427/”>исчезает спонтанно в течение двух лет после заражения. Если этого не произошло, вирус внедряется в геном клетки, что может href=”https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/28820433/”>привести к развитию дисплазии. Но есть и хорошие новости: во-первых, дисплазия может исчезнуть самостоятельно, во-вторых, от дисплазии до развития
рака проходит в среднем около 10 лет. Кроме того, дисплазии успешно лечатся.

В зависимости от того, насколько глубоко эпителий шейки матки поврежден вирусом, выделяют легкую, умеренную и тяжелую дисплазии. Чем тяжелее дисплазия,
тем выше вероятность ее прогрессирования до рака и ниже вероятность самопроизвольного излечения. Это состояние практически никогда не вызывает симптомов.
Дисплазия может быть обнаружена случайно — при осмотре гинекологом или скрининге.

Скринингнабор обследований для людей из условной «группы риска», которых ничего не беспокоит. Цель скрининга— обнаружить заболевание на ранней стадии, тем
самым продлить человеку жизнь и в целом снизить смертность от определенного заболевания. В этом смысле скрининг на рак шейки матки
оказался успешным: согласно зарубежным исследованиям, смертность от рака шейки матки начала прогрессивно снижаться после запуска государственных скрининговых программ.

Скрининг на рак шейки матки включает мазок на онкоцитологию (Пап-тест) — врач с помощью специальной щеточки собирает клетки с влагалищной части шейки матки и отправляет их на исследование — и тест на ВПЧ.

Возраст начала скрининга на рак шейки матки отличается в разных странах. Например, в США скрининг начинается с 21 года. Каждая
женщина 1 раз в 3 года сдает мазки на онкоцитологию. Однако не все эксперты считают целесообразным начинать скрининг в 21
год: заболеваемость раком шейки матки до 25 лет низкая, и вред от скрининга РШМ в этом случае может перевешивать пользу.
Чтобы предотвратить 1 случай РШМ в этой возрастной группе, необходимо выполнить 12-40 тысяч Пап-тестов, а также пролечить 300-900 пациенток.
При этом у лечения шейки матки тоже есть свои риски — увеличивается вероятность преждевременных родов и рождения недоношенных детей. По
этой причине во многих европейских странах скрининг рака шейки матки начинается в 25-30 лет.

А как же тест на ВПЧ? До 30 лет его лучше не делать. Высока вероятность, что результат будет положительным — вирус
выявляется у каждой третьей пациентки. Но также скорее всего через некоторое время вирус уйдет из организма сам. По этим
причинам ВПЧ-тестирование рекомендовано с 30 лет одновременно с онкоцитологией. Если результаты этих тестов нормальные, следующий скрининг нужен через 5
лет.

Если врач обнаружит атипичные клетки в мазке, потребуются дополнительные исследования, чтобы установить степень дисплазии и определиться с планом действий. Степень
дисплазии можно установить и по результатам цитологии, но результат при этом неточный. Поэтому за цитологией следует биопсия: с помощью кольпоскопа
(специальный микроскоп) врач осматривает шейку матки и определяет наиболее подозрительные на дисплазию участки. Затем берет кусочек ткани, помещает его в
раствор формалина и отправляет в лабораторию на исследование.

Вирус папилломы человека — единственная причина развития дисплазий шейки матки. Обнаружив вирус и вылечив дисплазию, мы прерываем естественную историю течения болезни от дисплазии до рака.

К сожалению, не существует лекарств, которые могут подействовать на ВПЧ. В России для лечения папилломавирусной инфекции применяют множество препаратов — инозина
пранобекс, интерфероны, панавир и другие. Продажи активно поддерживают производители, хотя убедительных доказательств эффективности этих лекарств нет. Проведенные исследования публикуются
исключительно в отечественных журналах.

Современные подходы к лечению ВПЧ основаны на устранении последствий инфекции. Стратегии лечения дисплазий шейки матки: наблюдение, хирургическое удаление или разрушение (прижигание)
пораженных участков — например, с помощью воздействия низких температур (криодеструкция). У молодых пациенток с дисплазией легкой степени допустимо наблюдение.
Деструктивные методы не позволяют получить материал для гистологического исследования, и врач не знает, разрушен ли весь пораженный участок, поэтому прижигание
дисплазий можно предложить только женщинам с очень низким риском инвазивного рака – когда все подозрительные участки видны при кольпоскопии, а
степень тяжести дисплазии – легкая.

Золотым стандартом лечения дисплазии шейки матки остается удаление всего поврежденного эпителия. Конизация или петлевая электроэксцизия позволяют вылечить дисплазию, а также
установить окончательный диагноз. Во время этих процедур врач с помощью скальпеля или электродов удаляет часть шейки матки и отправляет на
гистологическое исследование.

У хирургического лечения дисплазии шейки матки есть и негативные стороны. Они связаны с увеличением риска преждевременных родов и, как
следствие, с увеличением перинатальной смертности. В норме шейка матки остается сомкнутой практически до начала родов. Если беременности предшествовали операции на
шейке матки, в частности, удаление ее части, увеличивается риск несостоятельности этого органа — удерживающая функция шейки матки нарушается. В результате
повышаются риски преждевременного излития околоплодных вод, преждевременных родов, снижения веса рожденных детей.

Подходы к скринингу и лечению дисплазий становятся более сдержанными: возраст начала скрининга и интервалы между обследованиями увеличиваются, часть дисплазий допустимо наблюдать. Задача врача — определить, каким пациенткам лечение действительно необходимо, а кто может безопасно ожидать очередного скринингового исследования.

Таким образом, выявляемость патологии шейки матки в последнее время является достаточно частой причиной записи к гинекологу в Москве. Для исключения такого рода заболеваний необходимо проведение комплексного обследования (ПЦР на ВПЧ высокого канцерогенного риска, жидкостная цитология, кольпоскопия), которое вы можете пройти в клинике «Юнимед-С» на Юго-Западной. После него в дальнейшем можно будет определиться с необходимостью проведения какого-либо лечения заболеваний шейки матки у пациенток. Некоторым пациенткам может быть рекомендовано только динамическое наблюдение.

Заболевания шейки матки на фоне ВПЧ-инфекции.

Частота выявления различных типов вирусов папилломы человека (ВПЧ) у женщин увеличивается с каждым годом. Многие из них, прочитав информацию в интернете о взаимосвязи наличия ВПЧ и возможном развитии рака шейки матки или услышав о таком диагнозе в разговоре от знакомых, сразу впадают в панику и считают, что они теперь обязательно заболеют раком шейки матки или же почти наполовину больны. Это не совсем так. Обратившиесь за консультацией гинеколога в Москве в нашу клинику, вы сможете узнать, каковы риски усугубления заболевания в вашем случае и что можно сделать, чтобы их снизить.

На деле же, проблема, конечно же, является достаточно серьезной, но риск развития такой патологии, как рак шейки матки, все же невелик. Давайте для начала немного разберемся в условиях развития злокачественных процессов не только для шейки матки, но также и для других локализаций. При попадании в организм человека, вирус (ВПЧ) проникает внутрь клетки и начинает там размножаться. Если у человека иммунитет достаточно сильный, то он не даст вирусным частицам быстро увеличиваться в количестве и поражать другие клетки, кроме тех, куда он попал изначально. При снижении иммунных защитных процессов в организме, вирусы выходят за пределы первичных клеток и начинают поражать другие. Временной фактор здесь также имеет немаловажное значение, так как процесс размножения вирусных частиц ( ВПЧ) и поражение и дальнейшее видоизменение клеток шейки матки не происходит за один день. Это могут быть месяцы, а то и годы.

Методиы диагностики ВПЧ

Диагностика ВПЧ по наличию или отсутствию таких измененных клеток в настоящее время в нашем центре «Юнимед-С» в ЮЗАО осуществляется по методу жидкостной цитологии, который является чувствительным и достоверным для верификации патологий шейки матки. В европейских странах и в ведущих центрах по акушерству и гинекологии нашей страны уже давно перешли на данный метод диагностики, который во многом показательнее, чем обычный мазок из шейки матки, используемый в смотровых кабинетах и женских консультациях.

При таком методе исследования врачи-цитологи проводят оценку только чистых клеток шейки матки без наличия воспалительных элементов или крови, которые при обычных скрининговых цитологических исследованиях закрывают имеющиеся нормальные или пораженные клетки (вследствие техники проведения анализа). При получении результатов цитологии шейки матки, с целью исключения или подтверждения диагноза рекомендуется проведение кольпоскопического исследования (осмотр шейки матки под увеличением с использованием специальных реакций). Кольпоскопия в медицинском центре «Юнимед-С» (Ясенево) — совершенно безболезненный метод диагностики, который не требует от женщины никакой специальной подготовки и проводится на гинекологическом кресле (имеет сходство с обычным гинекологическим исследованием). При проведении этого метода диагностики можно выявить или подтвердить наличие воспаления, эрозии, наличие полипов, злокачественных процессов шейки матки или выявить процесс, который может быть обусловлен возрастными изменениями в организме и не потребует дальнейшего специфического лечения ( эктопии).

Выявление только вирусов папилломы человека (ВПЧ) без каких-либо других проявлений в других методах диагностики не является поводом для проведения агрессивного лечения таких пациенток.

После сопоставления результатов цитологического и кольпоскопического обследования шейки матки, можно определяться с более точным диагнозом и выбором необходимого дальнейшего метода лечения. Конечно , подтверждение дисплазии различных степеней («предрак», как часто называют его пациентки) вызывает чувство страха у пациенток. Такие выявленные изменения шейки матки требуют проведения терапии, по окончании которой в некоторых случаях может быть полное выздоровление без использования каких-либо деструктивных хирургических манипуляций (лазеро-, электроволновое и криолечение).

Методы лечения ВПЧ

Хотелось бы дополнительно отметить, что все препараты, имеющиеся в арсенале врачей на сегодняшний день в отношении лечения патологий шейки матки, ассоциированных с ВПЧ, к сожалению, не дают 100% гарантии излеченности от вирусов на всю оставшуюся жизнь. Они лишь усиливают иммунитет настолько, чтобы ваш организм смог прекратить размножение вирусных частиц и тем самым остановил появление изменений, которые ВПЧ мог бы спровоцировать в дальнейшем.

Одним из последних достижений мировой медицины в отношении профилактики заражения ВПЧ, предрака и рака шейки матки являются вакцины. На сегодняшний день они представляют синтетические аналоги вирусных частиц наиболее распространенных типов вирусов, поражающих шейку матки. При попадании в организм на них вырабатываются защитные реакции и, тем самым, предупреждают инфицирование тканями шейки матки вирусами, которые могли бы вызвать в каком-то проценте случаев злокачественные заболевание шейки матки. При этом, вакцинация вируса папиломмы рекомендуется не только школьницам и девушкам до 25 лет с подтвержденными отрицательными тестами на ВПЧ, но и женщинам более старшего возраста, даже имеющими ВПЧ высокого онкологического риска. Это объясняется тем, что при вакцинации искусственными прототипами вирусных частиц, организм пациентки начинает вырабатывать стойкий иммунный ответ не только на введение искусственных частиц, но и препятствующий размножению и способствующий снижению количества имеющихся злокачественных типов вирусов (ВПЧ).

Таким образом, выявляемость патологии шейки матки в последнее время является достаточно частой причиной записи к гинекологу в Москве. Для исключения такого рода заболеваний необходимо проведение комплексного обследования (ПЦР на ВПЧ высокого канцерогенного риска, жидкостная цитология, кольпоскопия), которое вы можете пройти в клинике «Юнимед-С» на Юго-Западной. После него в дальнейшем можно будет определиться с необходимостью проведения какого-либо лечения заболеваний шейки матки у пациенток. Некоторым пациенткам может быть рекомендовано только динамическое наблюдение.

Все представленные материалы являются собственностью медицинского центра и автора. Частичное или полное копирование материалов без согласия автора запрещено.

Во время полового контакта вирус проникает в организм и внедряется в клетки плоского эпителия шейки матки. В процессе жизнедеятельности ВПЧ продуцирует вещества, разрушающие клеточные структуры.

Дисплазия шейки матки вызывается вирусом папилломы человека ВПЧ

Каждый день огромному количеству женщин ставят диагноз “дисплазия шейки матки”. Согласно статистике Всемирной организации здравоохранения, сегодня в мире более сорока миллионов людей страдают этой болезнью, из которых более половины имеют вторую и третью степень развития заболевания.

Содержание статьи

Что такое дисплазия шейки матки

Дисплазия (цервикальная интраэпителиальная неоплазия, ЦИН) шейки матки — патология, при которой в шеечных тканях обнаруживаются неправильно развитые нетипичные клетки.

Это состояние считается предраком, поскольку более, чем в половине случаев переходит в рак.

Отличие дисплазии от эрозии

Оба термина характеризуют предраковые состояния, но эрозиянаружное поражение шейки матки, а дисплазия – наличие в тканях аномальных клеток.

Однако при гинекологическом осмотре врач не может сказать, имеется ли у конкретной женщины это заболевание, поэтому берутся мазки на измененные клетки. Такое обследование позволяет выявить не только дисплазию, но и рак.

Причины развития

По данным последних исследований, дисплазия шейки матки вызывается вирусом папилломы человека. Этот возбудитель также провоцирует образование остроконечных кондилом на половых органах, мешающих дефекации, мочеиспусканию и половым контактам.

Вирус папилломы человека имеет более ста разновидностей, так называемых серотипов, часть которых отличается повышенной онкологической активностью. Самые опасные — 16 и 18 типы ВПЧ — под их влиянием возникает дисплазия шейки матки, в половине случаев перетекающая в злокачественные новообразования.

Необходимо отметить, что стать носителем папилломавируса может любая женщина, но в группе риска находятся те, кто часто меняет половых партнеров и предпочитает незащищённый интим.

Выше опасность заражения у пациенток, страдающих ЗППП и снижением иммунитета. В ослабленном организме инфекция развивается намного быстрее.

Кроме заражения вирусом папилломы человека (ВПЧ), развитию дисплазии способствуют:

  • начало половой жизни ранее 16 лет;
  • большое количество сексуальных партнеров;
  • заражение ЗППП;
  • большое количество родов;
  • наличие у родственников злокачественных новообразований;
  • иммунные нарушения;
  • недостаток витаминов А, Е, С.

Как происходит заражение и образуется дисплазия

Во время полового контакта вирус проникает в организм и внедряется в клетки плоского эпителия шейки матки. В процессе жизнедеятельности ВПЧ продуцирует вещества, разрушающие клеточные структуры.

В результате процесс клеточного деления нарушается, и образуются атипичные клетки, которые начинают делиться. Постепенно процесс проникает вглубь тканей. От уровня поражения зависит стадия заболевания.

Однако дисплатические клетки, в отличие от раковых, не обладают способностью неконтролируемо делиться, поэтому при сильной иммунной системе (примерно у половины больных) процесс стихает, не переходя в рак.

Проявления дисплазии

Согласно статистике, дисплазии подвержены женщины в возрасте от 25 до 35 лет, однако в настоящее время группа риска становится моложе.

К сожалению, патология на начальных стадиях развития никак себя не проявляет, и выявить ее можно, только посетив врача-гинеколога и сдав анализ на атипичные клетки (мазок Папаниколау или онкоцитологию). Поэтому женщины часто не обращаются к врачу, пока процесс не перейдет в запущенную форму или рак.

Дисплазия различной степени тяжести может косвенно проявляться в виде следующих признаков:

  • нерегулярность менструальных кровотечений;
  • боли в области поясницы;
  • большое количество белей;
  • неприятные ощущения во время сексуального контакта;
  • кровянистая «мазня».

Еще один тревожный признак — наличие остроконечных кондилом на половых органах, сигнализирующих о присутствии вируса организме.

Степени развития

Диспластический процесс может находиться на разных стадиях. Степень поражения тканей определяется путём взятия мазков и образцов тканей с шейки:

– С какой периодичностью женщине необходимо проходить обследование на ВПЧ?

ВПЧ у женщин: как сохранить здоровье шейки матки

Более 660 миллионов людей в мире инфицированы вирусом папилломы человека. Главная опасность этого вируса в том, что некоторые его штаммы с высоким онкогенным риском могут привести к развитию онкологических заболеваний, в том числе к раку шейки матки. О том, какие меры нужно предпринять, чтобы сохранить свое здоровье, рассказала врач-онколог, акушер-гинеколог НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова, к.м.н. Ольга Алексеевна Смирнова.

– Ольга Алексеевна, в чем главная опасность вируса папилломы человека?

– ВПЧ – это вирус, который опасен для обоих полов, поскольку и у мужчин, и у женщин он вызывает определенные ассоциированные с ним процессы. Сегодня известно о существовании около 200 типов этого вируса, какие-то из них не несут серьезной угрозы здоровью, а некоторые могут стать фактором риска развития онкологического процесса. Типы ВПЧ с высоким риском онкогенности могут вызвать ассоциированные процессы в орофарингеальной зоне, т.е. слизистых ротовой полости и глотки, и аногенитальной зоне – это анальный канал и влагалище, шейка матки, вульва, половой член. К сожалению, заболеваемость ВПЧ-ассоциированными злокачественными новообразованиями выросла как среди мужского, так и среди женского населения, при этом среди женщин она в 2,6-3,5 раза выше. Проблема стоит очень остро. Это самая распространенная инфекция, передающаяся половым путем. В Центральной Америке, странах Африки и Восточной Европы, куда мы относим и Санкт-Петербург территориально, заболеваемость составляет 20%. Если посмотреть по частоте встречаемости, то наиболее частые – это 16, 18 типы. К сожалению, самый агрессивный 16 тип лидирует по заболеваемости. От момента заражения примерно через 2-3 года ВПЧ 16 типа приводит к преинвназивной патологии (онкологический процесс на начальной стадии развития).

– Рак шейки матки напрямую зависит от наличия ВПЧ у женщины?

– Если говорить о развитии самого онкологического процесса, то он не происходит одномоментно – этому предшествует череда определенных патогенетических факторов. На базе нашего Центра создан центр патологии шейки матки и ВПЧ-ассоциированных заболеваний, а также ведется исследование, результаты которого готовятся к публикации. Мы изучали наличие вируса папилломы человека у здорового населения и у женщин с уже преинвназивной патологией (онкологический процесс в начальной стадии).

Какова статистика по заболеваемости раком шейки матки?

– Рак шейки матки – это бич современности. Ежегодно в мире регистрируется 555 100 новых случаев этого заболевания, и умирают от него 309 800 женщин. Но если во всем мире отмечается тенденция к снижению смертности от рака шейки матки, то в Российской Федерации и Южной Африке смертность от данной патологии продолжает расти.
Сегодня рак шейки матки является одной из лидирующих опухолей женского населения России и составляет 5,3 % (пятое место), в возрасте 30-59 лет – 10 % (второе место). В возрастной группе 30-39 лет – это период наибольшей репродуктивной активности – рак шейки матки является основной причиной смертности –24,4 %, а в возрастной группе 40-49 лет составляет 15,9 %, уступая лишь новообразованиям молочной железы (22,6 %). То есть раку шейки матки наиболее подвержены молодые женщины репродуктивного возраста с максимальным потенциалом трудоспособности. Смертность от рака шейки матки уже превышает смертность от рака молочной железы, который лидировал среди женщин младше 45 лет.

– Самый частый механизм передачи – половой путь, также возможны контактный и вертикальный, то есть от матери к ребенку. ВПЧ низкоонкогенного риска, которые приводят к развитию генитальных кандилом, имеют самую высокую степень контагенозности – вероятность заражения для потенциально контактирующего – 75-85 %.

– Забирается анализ на вирус папилломы человека достаточно просто: берется мазок из влагалища, это может быть сделано параллельно с традиционными цитологическими исследованиями так называемое Ко-тестирование. Цитологическое исследование дает полное представление о здоровье шейки матки на настоящий момент, а исходя из ВПЧ-статуса, определяется прогностическая группа, то есть вероятность развития патологии. Наиболее часто на территории России применяется ПЦР исследование, которое определяет наличие вируса вне зависимости от его клинического проявления. Также существуют сигнальные амплификационные тесты, которые определяют клинически значимую концентрацию вируса, то есть угрожающий уровень инфекции, приводящий к развитию неоплазии шейки матки.

Каким образом можно получить направление на ВПЧ-тестирование?

– Обследование на ВПЧ должно быть инициировано доктором согласно новому приказу по профилю «акушерство и гинекология», который вступает в силу в 2021 году. Следует знать, что тестирование на ВПЧ не показано в качестве скринингового метода женщинам моложе 30 лет. Также оно не может быть самостоятельным скрининговым методом в России. На самом деле любая женщина должна знать свой ВПЧ-статус, это крайне важно, поскольку помогает сформировать программу динамического наблюдения и в дальнейшем не упустить развитие патологии.

– С какой периодичностью женщине необходимо проходить обследование на ВПЧ?

– Согласно общемировым рекомендациям периодичность обследования составляет один раз в 3-5 лет в зависимости от возраста. Но зачастую вопрос решается индивидуально и зависит от семейного статуса женщины и активности половой жизни.

– Каким образом проводится исследование мужчин на ВПЧ и как часто им это нужно делать?

– У мужчин забирается анализ на вирус папилломы человека также достаточно просто: берется мазок из мочеиспускательного и/или анального канала. Определенной периодичности выполнения ВПЧ-тестирования у мужчин не прописано, так как в данном случае это не метод скрининга, а лишь метод определения мужчины в группы риска, но скорость развития патологии в мужском организме не отличается от женского. Оправданным считается интервал 3-5 лет, но он также зависит от активности половой жизни.

Правда ли, что ВПЧ может самостоятельно удалиться из организма?

– Да, в среднем на это уходит от 12 до 36 месяцев, поэтому при выявлении ВПЧ женщина находится под наблюдением с периодичностью 6-12 месяцев в зависимости от типа ВПЧ.

– Ни одного лекарства с доказанной эффективностью от папилломавирусной инфекции на настоящий момент не существует. Есть иммуностимулирующие препараты, но полноценной доказанной эффективности у них нет. Единственное, что мы можем сделать для профилактики – это вакцинация. Она наиболее эффективна в возрасте 9-13 лет, т.е. до начала половой жизни. Это гендерно-нейтральная вакцинация – проводится и мальчикам, и девочкам. Потому что ВПЧ-ассоциированные заболевания могут развиться у обоих полов, а также мужчины могут быть переносчиками ВПЧ. Наша цель – элиминация, т.е. уничтожение вируса папилломы человека в популяции, тогда мы сможем элиминировать и рак шейки матки. Вторичная и третичная профилактика – это скрининг и лечение. Вакцинация девочек включена в 86 странах в национальный календарь прививок, 23 страны дополнили свои программы вакцинацией мальчиков. Считается, что вакцинация – это слишком дорогое мероприятие. На самом деле, если мы посмотрим на эти страны, то, например, Малайзия, Бутан, Бруней – это не самые богатые страны, а охват вакцинации там достигает 96-98 %. Для примера, во Франции охват вакцинации – всего 20 %.

– Бытует мнение, что данная вакцина приводит к бесплодию, заражает вирусом. Насколько это основательно?

– Это не так. Вакцина от ВПЧ – это рекомбинантная вакцина, она не содержит живых вирусов и не может заразить вас вирусом папилломы человека. Она зарегистрирована в 129 странах, одобрена известными всемирными организациями – ВОЗ, Международной федерацией акушеров-гинекологов, FDA (Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов США). Она считается наиболее безопасной и эффективной вакциной. По поводу бесплодия – вакцина предохраняет женщин от рака шейки матки, таким образом, наоборот, сохраняет репродуктивную функцию у женщин.

– В настоящий момент по обновленной инструкции вакцинация показана мужчинам и женщинам в возрасте от 9 до 45 лет. Сама вакцинация от папилломавирусной инфекции состоит из 2-3 этапов, в зависимости от возраста. Сегодня на российском рынке присутствует только вакцина Gardasil- 4, она защищает от 16, 18, 6, 11 типа. В мире уже есть вакцина Gardasil-9, но на территории Российской Федерации она пока не разрешена к применению. Перед вакцинацией и женщинам, и мужчинам необходимо пройти исследование на вирус папилломы человека, а женщинам еще и цитологическое исследование.

– Если у человека есть ВПЧ, является ли это противопоказанием для вакцинации?

– Согласно инструкции к препарату Gardasil- 4 наличие ВПЧ не является противопоказанием для вакцинации, но при 16 типа ВПЧ принципиального клинического значения вакцинация уже может не иметь, но решается этот вопрос индивидуально.

– Показана ли вакцинация тем, у кого уже диагностирован рак шейки матки?

– Вакцинация снижает риск развития ВПЧ-ассоциированных заболеваний практически на 90%, для данных заболеваний популяционного скрининга не существует. Но в России вакцинация не входит в национальный календарь прививок, поэтому проводится только за счет собственных средств граждан. Что важно: государственному учету не подлежит как таковая связь носителя вируса папилломы человека и развития онкологического заболевания, учитываются только аногенитальные кондиломы, либо злокачественные процессы. Скрининг рака шейки матки – процесс крайне важный, но он никаким образом не сможет снизить распространение вируса папилломы человека. Растущая смертность женщин младше 45 лет говорит о неуклонном росте распространения рака шейки матки и папилломавирусной инфекции. Решение этой проблемы лежит во внедрении программ профилактики и скрининга. Поэтому наши исследования и просветительская работа должны быть направлены на повышение осведомленности о наличии ВПЧ, о возможности вакцинации, профилактики данной патологии как у мужчин, так и у женщин.

В ходе профилактического осмотра основными диагностическими методиками являются цитологическое исследование, кольпоскопия и определение ВПЧ.

Впч в клетках шейки матки

Лечение и профилактика прогрессирования заболеваний шейки матки, ассоциированных с вирусом папилломы человека

Приведены основные профилактические мероприятия, направленные на раннее выявление и преодоление прогрессирования ВПЧ-ассоциированной патологии шейки матки. Применение препарата инозин пранобекс повышает эффективность терапии заболеваний шейки матки, ассоц

Основными проблемами в тактике ведения женщин с заболеваниями шейки матки, ассоциированными с вирусом папилломы человека (ВПЧ), являются несвоевременная и некачественная диагностика, отсутствие четких алгоритмов при принятии решения, а также недостаточная приверженность пациенток к лечению, в основном связанная с полным или частичным невыполнением рекомендаций врача.

По оценкам Центров по контролю заболеваемости (англ. Centers for Disease Control and Prevention, CDC) в США ВПЧ инфицируются до 5,5 млн человек в год [1]. В Европе в год регистрируется 554 000 случаев заболеваний, вызванных этими вирусами, в том числе: цервикальных внутриэпителиальных (интраэпителиалъных) неоплазий (cervical intraepithelial neoplasia — CIN) легкой степени (CIN I), генитальных бородавок, CIN средней и тяжелой степени (CIN II и III), рака шейки матки (РШМ). Несмотря на современные методы диагностики и лечения предраковых заболеваний шейки матки, ежегодно в мире фиксируют 470 тыс. новых случаев РШМ, из которых 233 тыс. заканчиваются смертельным исходом [2]. По данным российских ученых папилломавирусная инфекция (ПВИ) гениталий встречается у 44,3% женщин, обращающихся в гинекологические клиники [3], а заболевания шейки матки, ассоциированные с ВПЧ, встречаются у 50–80% населения и 99,7% случаев подтвержденного РШМ.

Течение ВПЧ-инфекции зависит от состояния иммунной системы и может быть транзиторным, латентным и персистирующим [4–8]. Возможно самоизлечение латентных и начальных субклинических форм ПВИ, для чего важен врожденный компонент иммунной системы. Главное значение имеют клеточные, рецепторные и молекулярные механизмы защиты. Наиболее неблагоприятное течение — персистирующее. При этом ВПЧ «обманывает» иммунную систему макроорганизма, что позволяет ему длительно персистировать ввиду своих эволюционно приобретенных особенностей — репликационный цикл ограничен эпителием, нет виремии и цитолиза, имеется локальная иммуносупрессия за счет вирусных белков [9–11]. Длительная персистенция высокоонкогенных типов ВПЧ более двух лет является наиболее опасным фактором прогрессии предрака шейки матки [12]. При персистенции ВПЧ 16-го типа риск развития CIN составляет 40–50%, 26-го типа — 30–40%, 31-го, 58-го, 82-го типов — по 20–30%, 18-го, 33-го, 35-го, 51-го, 52-го типов — по 10–20% [12]. При обследовании молодых женщин с ПВИ персистенция ВПЧ через 1 год выявлялась у 30%, через 2 года — у 9%, в то время как у женщин старшего возраста — у 50% [13].

В мировой практике используются различные классификации ПВИ и ассоциированных с ней заболеваний. Ориентировочная классификация ПВИ представлена J. Handley и соавт. [14]:

Аногенитальная ВПЧ-инфекция и ассоциированные с ВПЧ заболевания

1. Клинические формы (видимые невооруженным глазом или невидимые, но при наличии соответствующей симптоматики):

2. Субклинические формы (невидимые невооруженным глазом и бессимптомные, выявляемые только при кольпоскопии и/или цитологическом или гистологическом исследовании):

3. Латентные формы (отсутствие морфологических или гистологических изменений при обнаружении ДНК ВПЧ).

Кроме этого, в литературе при описании поражений шейки матки, ассоциированных с ВПЧ, применяют классификацию по Папаниколау — в зависимости от степени изменений в мазках выделяют 5 классов. ВОЗ рекомендует использовать терминологическую систему Бетесда (The Bethesda System — TBS) — норма, ASCUS (Atypical squamous cells of undertermined significance (атипичные клетки плоского эпителия неясного значения)), LSIL (Low grade squamous intraepithelial lesion (интраэпителиальное плоскоклеточное поражение низкой степени тяжести)), HSIL (High grade squamous intraepithelial lesion (интра­эпителиальное плоскоклеточное поражение высокой степени тяжести)), карцинома. Однако TBS не исключает использование терминов CIN и «дисплазия».

Согласно существующим принципам по ведению больных с клиническими проявлениями, связанными с ВПЧ, лечение аногенитальных ВПЧ-поражений направлено на разрушение тем или иным методом папилломатозных очагов, возникающих на месте внедрения вируса. Именно такой подход приведен во всех основных рекомендациях по ведению больных с ВПЧ-инфекцией (CDC, Европейских рекомендациях, рекомендациях ВОЗ). Такой подход представлен и в рекомендациях Российского общества дерматовенерологов и косметологов.

Как для лечения клинических проявлений ВПЧ-инфекции, так и ассоциированных с ней заболеваний (в первую очередь это касается CIN II и CIN III), применяют деструктивные методы — хирургические, физические (крио-, электро- или лазеротерапия, радиоволновая хирургия) и химические.

При CIN I тактика может различаться в зависимости от величины поражения шейки матки, наличия другой патологии и возможностей самой пациентки [15]. Также в этом вопросе нет единогласия и ввиду возможности регресса данного заболевания. Общеизвестно, что хирургическое лечение может повлечь за собой до 40% осложнений (шеечное кровотечение, стриктуры цервикального канала, экстравазаты и субэпителиальные гематомы, истмико-цервикальную недостаточность, эндометриоз и др.), поэтому однозначность такого подхода при CIN I у женщин, зачастую еще не реализовавших репродуктивный потенциал, подлежит сомнению [16]. Установили, что прогностическими критериями течения CIN I могут служить анамнестические данные (возраст пациенток, возраст начала половой жизни, интервал между возрастом менархе и возрастом начала половой жизни) и данные клинико-лабораторных методов исследования — уровни вирусной нагрузки ВПЧ 16/18, клинико-кольпоскопического и иммуногистохимического индекса p16ink4a [16].

Одним из главных методов, позволяющих снизить заболеваемость РШМ, являются профилактические осмотры с проведением активного скрининга, направленного на выявление патологии шейки матки.

В ходе профилактического осмотра основными диагностическими методиками являются цитологическое исследование, кольпоскопия и определение ВПЧ.

С введения государственных программ ранней диагностики РШМ накоплен большой опыт по цитологическому скринингу, изложенный во множестве публикаций [17]. Одним из критериев оценки эффективности скрининга является изменение структуры патологии шейки матки за счет увеличения количества ранних предраковых состояний эпителия. Анализ литературы показывает, что при хорошо организованном цитологическом скрининге с широким охватом населения эффективность его очень высока и популяция женщин, прошедших обследование, имеет низкий риск развития РШМ. У них в 5 раз снижена вероятность обнаружения рака и в 10 раз — смертность по сравнению с группой необследованных женщин [18]. При этом вероятность пропуска заболевания на его начальном этапе составляет 1–2%, что связывают с недостаточной чувствительностью цитологических исследований [18]. Неправильный забор материала или недостаточная квалификация врача-цитолога могут приводить к большому количеству ложноотрицательных ответов, требующих дополнительных уточняющих методик. Накопленный опыт в нашей стране показал наилучшие результаты обследований в системах ведомственных лечебных учреждений, где охват прикрепленного контингента женщин достигает 100%, что в результате приводит к отсутствию случаев инвазивного РШМ в течение 2–5 лет [17].

Следующим после цитологического исследования важным диагностическим методом профилактического осмотра женщин является кольпоскопия. Среди задач, поставленных Министерством здравоохранения РФ на ближайшие годы, по внедрению стандартов диагностики и лечения в повседневную клиническую практику кольпоскопическое исследование является обязательным для первичных пациенток женских консультаций с ненормальными цитологическими мазками, женщин с патологией шейки матки и любыми заболеваниями влагалища, вульвы, шейки (код кольпоскопии А03.20.001) [17]. Таким образом, кольпоскопия является одним из ведущих методов обследования женщин, дополняющих цитологическое исследование.

Поскольку основная роль в генезе заболеваний шейки матки принадлежит ВПЧ, то тестирование на этот вирус является также важнейшим инструментом профилактических мероприятий. Особую озабоченность представляют пациентки с длительной персистенцией высокоонкогенных типов ВПЧ в сочетании с ASCUS. Женщинам, инфицированным ВПЧ, особенно типами высокого онкологического риска, требуется более активная диагностическая и терапевтическая тактика, соблюдение курсов терапии, строгий комплаенс.

В ряде исследований предложено использовать вирусную нагрузку в качестве маркера, с помощью которого можно определить клинически значимую концентрацию вируса. На основании проведенных отечественных и зарубежных исследований были определены пороговые значения концентрации ВПЧ в образце: 3 логарифма (или 10 3 ) геномов ВПЧ на 100 тыс. клеток человека — порог клинической значимости, 5 логарифмов ВПЧ (или 10 5 ) на 100 тыс. клеток — порог прогрессии [19]. Данные о корреляции вирусной нагрузки и тяжести заболевания противоречивые. Так, P. Gravitt [20] доказал, что величина вирусной нагрузки ВПЧ 16-го типа ассоциируется со степенью CIN. В то же время показано, что значения величины вирусной нагрузки в мазках без цитологических изменений и с СIN сильно перекрываются, поэтому не применимы для клинических анализов [21, 22]. Ряд авторов полагают, что вирусная нагрузка может оказаться чувствительным, но неспеци­фичным маркером [23]. В исследовании C. Constandinou-Williams и соавт. [22] определено прогностическое значение изменения вирусной нагрузки: 10-кратное увеличение ВПЧ с течением времени ассоциируется со значительным увеличением риска развития CIN II. Однако стоит отметить, что это относится к периоду вирусоносительства до обнаружения цитологических изменений в мазках. В исследовании, проведенном в ФГБУ НЦАГиП им. акад. В. И. Кулакова [24], определена вирусная нагрузка при ВПЧ-ассоциированных заболеваниях шейки матки у 137 ВПЧ-позитивных женщин, которые были разделены на 5 групп: 1-я — 40 (21,2%) — ВПЧ-носительство, 2-я — 24 (12,7%) — с субклиническими формами ПВИ, 3-я — 34 (18%) — LSIL, 4-я — 53 (28%) — HSIL, 5-я — 11 (5,8%) — РШМ. Вирусная нагрузка была достоверно выше при РШМ по сравнению со всеми остальными группами (p < 0,01). При ВПЧ-носительстве вирусная нагрузка была достоверно ниже, чем при LSIL (p = 0,021), HSIL (p = 0,001) и РШМ (p = 7,0 × 10 -5 ). Таким образом, величина вирусной нагрузки ассоциируется со степенью тяжести поражения шейки матки, поскольку у женщин с субклиническими формами ПВИ, LSIL, HSIL и РШМ отмечено достоверное повышение вирусной нагрузки.

При активном выявлении заболеваний шейки матки в ходе профилактических осмотров, а также при их ранней диагностике у женщин, самостоятельно обратившихся к гинекологу, чрезвычайно важным является выделение группы пациенток с минимальными субклиническими формами болезни для своевременного лечения и диспансерного наблюдения в женских консультациях [17]. В этой связи важное значение приобретает необходимость длительного контроля и фармакотерапии, направленной на подавление вируса, а также готовность пациентки следовать рекомендованному лечению.

Ранняя диагностика и принципы лечения начальных проявлений CIN остаются одной из дискутабельных проблем в акушерско-гинекологической практике. При небольшом поражении чаще рекомендуют оставить женщину под наблюдением и периодически выполнять обследования — тесты на ВПЧ, кольпоскопию, цитологию. Очень важно при этом диагностировать и лечить воспалительные, дисгормональные и другие заболевания урогенитального тракта. Большую роль в определении тактики ведения больных в этих случаях имеет желание пациентки и ее возможность регулярного посещения врача для проведения обследования и желание следовать рекомендациям врача в выборе медикаментозной терапии. Выжидательная тактика при ПВИ часто связана с тем, что носительство и персистенция свидетельствуют не о предраковом процессе как таковом, а о многократно повышенном риске возникновения последнего, усугубляющегося при дополнительных факторах риска у ряда пациенток [25]. Так, G. Но и соавт. [10] показали, что персистенция ВПЧ более 6 мес встречалась с увеличением возраста женщины и обусловлена типом ВПЧ.

Появление патологических изменений в цитологических мазках возрастает по мере персистенции ВПЧ высокого канцерогенного риска у большинства женщин. Согласно данным литературы после инфицирования ВПЧ CIN II–III развивается уже через 3 года у 27% женщин. При анализе исходов CIN, ассоциированных с ВПЧ, было показано, что при CIN I регрессия наблюдается в 57%, персистенция — в 32%, прогрессия — 11%, а развитие инвазивного рака — только в 1% случаев. При CIN II регрессия наблюдается в 43%, персистенция — в 35%, прогрессия — в 22%, а развитие инвазивного рака — в 5% случаев. В то же время при CIN III малигнизация происходит более чем в 12% случаев, а регрессия — лишь в 32% [26, 27].

В связи с вышесказанным, другим подходом в тактике ведения пациенток с начальными проявлениями CIN может быть назначение противовирусной терапии и контроль со стороны врача за четким выполнением рекомендаций и схем медикаментозной терапии.

Этиопатогенез минимальных изменений эпителия (легкая дисплазия или атипические изменения неясной причины) связан с ВПЧ, который на этой стадии заболевания еще находится в клетке в эписомальном состоянии и не повреждает ее геном. Следовательно, именно на этом этапе развития системный и местный иммунитет будет играть ведущую роль в прогнозе развития болезни. По данным биопсий шейки матки латентные формы инфекции выявляются у 8,1% женщин, а субклинические у 40–60% [25, 28]. Именно поэтому медикаментозная терапия при начальных формах поражения эпителия должна быть направлена на подавление вируса при соблюдении комплаенса, понимании пациенткой необходимости завершения курса для повышения эффективности лечения.

В своем исследовании R. Richard и B. Barron [29] показали, что среднее время для развития карциномы in situ составляет примерно 5 лет для больных со слабой дисплазией, 3 года — с умеренной и 1 год — с выраженной дисплазией. Это позволило предположить, что 66% всех дисплазий будет прогрессировать до карциномы, но достаточно длительное время, которое необходимо использовать для раннего выявления и лечения. В клинической ситуации, несмотря на то, что имеется достаточный период безопасного времени для динамического наблюдения, многие врачи и пациентки после информирования о диагнозе не хотят длительно наблюдаться даже с начальной патологией эпителия. Женщины хотят быть излеченными сразу, что часто предопределяет активную тактику ведения больных, включая деструкцию активной зоны трансформации и иммуно/противовирусную терапию [29–33].

Таким образом, у пациенток с «минимальным» повреждением эпителия шейки матки, например ASCUS, с наличием цитоплазматического эффекта ВПЧ (койлоцитоз при цитологическом исследовании) и положительном ВПЧ-тесте и его высоком титре, может оказаться актуальным применение препарата с двойным противовирусным действием — инозин пранобекс (Изопринозин).

Это один из немногих иммунотропных и противовирусных препаратов, в инструкции по применению которого указана терапия заболеваний, вызванных ВПЧ. Он также входит в Европейскую классификацию методов лечения аногенитальных бородавок [34]. В настоящее время накоплен огромный опыт применения Изопринозина, так как используется он с 1970-х гг. и зарегистрирован в большинстве стран Европы.

Изопринозин — иммуномодулятор, стимулирующий противовирусную защиту организма. Помимо иммунотропного, Изопринозин обладает прямым противовирусным действием, угнетая синтез вирусов путем встраивания инозин-оротовой кислоты в полирибосомы пораженной вирусом клетки и нарушая присоединение адениловой кислоты к вирусной РНК.

Таким образом, обладая противовирусным действием и оказывая влияние на противовирусный иммунитет, Изопринозин прямо и косвенно способен подавлять репликацию ВПЧ и образование вирусных белков. Эти эффекты могут изменять механизм взаимодействия ВПЧ и макроорганизма, препятствуя переходу вируса из транзиторной в персистирующую форму, а также влияя на клиническую манифестацию инфекции.

Одним из показаний применения препарата являются инфекции, вызванные вирусом папилломы человека: остроконечные кондиломы, ПВИ вульвы, вагины и шейки матки (в составе комплексной терапии).

При инфекциях, вызванных ВПЧ, Изопринозин назначают по 3 г/сут (2 таблетки 3 раза в сутки) как дополнение к местной терапии или хирургическому вмешательству в течение 14–28 дней или 5 дней в неделю последовательно в течение 1–2 недель в месяц в течение 3 месяцев. При дисплазии шейки матки, ассоциированной с ВПЧ: по 2 таблетки (1000 мг) 3 раза в сутки в течение 10 дней, далее 2–3 курса с интервалом 10–14 дней.

Улучшение морфологической картины эпителия вульвы показано в исследовании Sun Kuie Tay [32]. Инозин пранобекс назначали по 1 г 3 раза в сутки в течение 6 недель. Положительный эффект был достигнут у 63,5% больных, а в группе, принимавшей плацебо, — у 16,7%.

В другом исследовании при монотерапии Изопринозином по 3 г в сутки у 44 женщин с CIN I (длительность лечения 10 дней) и CIN II (длительность лечения 21 день) установлено, что выраженный клинический эффект наблюдался у 88,6% пациенток — полностью исчезало поражение эпителия экзоцервикса, что подтверждалось кольпоскопически и гистологически [35].

В работе Т. В. Клинышковой и соавт. [36] показана высокая частота регресса CIN I (70%) и прекращения выделения ВПЧ (83,3%) при использовании Изопринозина в режиме монотерапии и комбинированного лечения в сочетании с деструкцией у пациенток с ВПЧ-ассоциированными поражениями шейки матки. Изопринозин назначали по 3 г в сутки двумя 10-дневными курсами — за 1 месяц до деструкции и с 1-го дня деструкции при четком контроле за выполнением курса лечения.

В. Н. Прилепская сообщает о прекращении выделения ВПЧ у 65,6% больных после комбинированной терапии (Изопринозин + деструкция очагов) CIN низкой степени [3]. При использовании только деструкции очагов этот результат был достигнут у 46,9% больных. Изопринозин назначали по 1 г 3 раза в сутки в течение 5 дней за 7–10 дней до проведения деструкции.

Похожие результаты — прекращение выделения ВПЧ у 77% больных — показаны в исследовании И. В. Шевниной (2009 г.) при комбинированной терапии женщин с CIN и аногенитальными бородавками. Изопринозин назначали по 1 г 3 раза в сутки в течение 10 дней, затем по 0,5 грамма 3 раза в сутки в течение 20 дней.

В другом исследовании Изопринозин назначали женщинам с патологией шейки матки, ассоциированной с ВПЧ [37]. Препарат назначали после проведения обследования и противовоспалительной терапии по 3 г в сутки в течение 10 дней. Элиминация ВПЧ достигнута у 95,3% пациенток.

Есть и другие исследования, в которых показано прекращение выделения ВПЧ из очагов поражения у 69,6–97,8% женщин, принимавших Изопринозин [30, 38, 39].

Представленные данные свидетельствуют о возможной эффективности монотерапии Изопринозином при бессимптомном вирусовыделении, когда применение деструктивных методик не показано.

Сравнительная оценка лечения с применением Изопринозина и без него показала преимущество дополнительной лекарственной терапии вне зависимости от степени онкологического риска. Так, в группе женщин с начальными изменениями эпителия самостоятельное улучшение после санации влагалища достигнуто в 64,9% наблюдений, а при применении Изопринозина в 80,4% случаев [17]. У пациенток с изменениями легкой степени тяжести, выявленными при кольпоскопическом или цитологическом исследованиях, даже в случаях отсутствия самостоятельных улучшений более 3 мес Изопринозин был эффективен почти в 85% наблюдений [17].

Результаты исследования, проведенного в ФГБУ НЦАГиП им. акад. В. И. Кулакова [40, 41], показали, что инозин пранобекс подавляет репликацию высокоонкогенных типов ВПЧ и способствует исчезновению койлоцитарной атипии у 94% пациенток с поражением эпителия шейки матки.

При использовании Изопринозина в режиме монотерапии и в комбинации с деструкцией у пациенток с ВПЧ-ассоцированными поражениями низкой степени получена высокая частота регресса CIN I, прекращение выделения ВПЧ, снижение вирусной нагрузки, активация интерферонового ответа в сравнении с традиционными подходами [16]. Через 4 мес у пациенток, принимавших Изопринозин, в 2 раза снизилась частота экспрессии онкобелка Е7 по сравнению с контрольной группой. Кроме этого были отмечены и другие значимые позитивные изменения в отличие от контрольной группы, где имелась лишь тенденция к этому. Выявленные различия позволяют расценивать их как патогенетические предпосылки неполного клинического эффекта и отдаленного рецидивирования заболевания у пациенток контрольной группы. Эффективность лечения в группе пациенток, принимавших Изопринозин, по окончании лечения была в 1,4 раза выше, чем при традиционном лечении.

Заключение

Таким образом, основными профилактическими мероприятиями, направленными на раннее выявление и преодоление прогрессирования ВПЧ-ассоциированной патологии шейки матки, могут быть:

  • регулярный цитологический скрининг;
  • кольпоскопическое исследование;
  • определение ВПЧ и вирусной нагрузки;
  • противовирусная терапия Изоприно­зи­ном при начальных изменениях эпителия шейки матки, направленная на нормализацию цитологической картины и подавление вирусной активности.

Многочисленные исследования, проведенные во многих странах мира, в том числе и в России, показали, что при применении Изопринозина (в комбинации с деструкцией или в виде монотерапии), благодаря его двойному противовирусному и иммуномодулирующему действию, подавляющему репликацию ВПЧ, повышается эффективность терапии заболеваний шейки матки, ассоциированных с ПВИ.

Для достижения этих результатов важным является соблюдение дозировок и продолжительности лечения. Как было указано выше, наиболее опасной с точки зрения прогрессирования дисплазии является персистенция ВПЧ, при которой вирус встраивается в геном эпителиальной клетки. Противовирусное действие при этом должно продолжаться несколько месяцев, чтобы захватить несколько циклов полного обновления эпителия. Именно поэтому для консервативной терапии дисплазий предлагается длительное многокурсовое лечение — два-три 10-дневных курса с интервалом 10–14 дней. Такие курсы, как показали результаты многочисленных исследований, приведенные в данной работе, позволяют достичь высокой эффективности лечения. Чем ниже уровень выполнения пациентками предписаний врача, тем ниже уровень эффективности лечения и выше риск рецидивирования и прогрессирования патологии.

  1. Armstrong G. L. et al. // Am J Epidemiol. 2001; 153: 912–992.
  2. Pierry D., Weiss G., Lack B. et al. Intracellular Human Papillomavirus E6, E7 mRNA quantification predicts CIN 2+ in cervical biopsies Better than Papanicolaou Screening for women regardless of age // Arch Pathol Lab Med. 2012, 136: 956–960.
  3. Прилепская В. Н., Роговская С. И. Возможности Изопринозина в лечении хронических цервицитов и вагинитов // РМЖ. 2007; 16 (3): 14.
  4. Аполихина И. А., Кулаков В. И. Папилломавирусная инфекция гениталий: актуальная проблема современной гинекологии и пути ее решения. М., 2006.
  5. Ашрафян Л. А., Киселев В. И. Опухоли репродуктивных органов (этиология и патогенез). М.: Дмитрейд График Групп, 2008; с. 216.
  6. Прилепская В. Н. Заболевания шейки матки, влагалища, вульвы. М.: МЕДпресс-информ, 2005.
  7. Роговская С. И. Папилломавирусная инфекция у женщин и патология шейки матки: в помощь практикующему врачу. 2-е изд. М.: Гэотар-Медиа, 2008.
  8. Прилепская В. Н., Роговская С. И., Кондриков Н. И., Сухих Г. Т. Папилломавирусная инфекция: диагностика, лечение и профилактика. М.: МЕДпресс-информ, 2007.
  9. Стерн П. Л., Китченер Г. С. Пер. с англ. Под общ. ред. Г. Т. Сухих, В. Н. Прилепской. Вакцина для профилактики РШМ. М.: МЕДпресс-информ, 2009.
  10. Ho G., Bierman R., Beardsley L. et al. Natural history of cervicovaginal HPV infections in young women // NEJM. 1998; 338: 423–428.
  11. Philip J., Creasman W. T. Клиническая онкогинекология. Пер. с англ. Под ред. Е. Г. Новиковой. М.: Рид Элсивер, 2011. Т. 1.
  12. Wheeler C. M. et al. Human papillomavirus genotypes and the cumulative 2-year risk of cervical precancer // J Infect Dis. 2006: 194: 1291–1299.
  13. Saslow D. еt al. American Cancer Society Guideline for the Early Detection of Cervical Neoplasia and Cancer // CA Cancer J Clin. 2002; 52: 342–62.
  14. Handley J. M., Dinsmore W. // J Eur Acad Dermatol Venerol. 1994; 3 (3): 251–265.
  15. Роговская С. И. Папилломаиврусная инфекция у женщин и патология шейки матки. М.: Гэотар-медиа, 2011, 22 с.
  16. Клинышкова Т. В. Возможности терапии цервикального предрака, ассоциированного с папилломавирусной инфекцией // Женская консультация. 2012. 3: 13.
  17. Кедрова А. Г., Леваков С. А., Челнокова Н. Н. с соавт. Роль профилактических осмотров и первичного приема врача в женской консультации в выявлении субклинических и латентных форм папилломавирусной инфекции шейки матки и их мониторинг // Гинекология. 2011. Т. 14 (1): 56–62.
  18. Gilles C., Manigart Y., Konopnicki D. et al. Management and outcome of cervical intraepithelial neoplasia lesions: a study of matched cases according to HIV status // Gynecol Oncol. 2005; 96 (1): 112–118.
  19. Куевда Д. А., Шипулина О. Ю., Минкина Г. Н., Пиксасова О. Современные требования к диагностике генитальной папилломавирусной инфекции: количественный подход. Тезисы 2-го Всероссийского конгресса дерматовенерологов. СПб, 2007.
  20. Gravitt P. E., Kovacic M. B., Herrero R. et al. High load for most high risk human papillomavirus genotypes is associated with prevalent cervical cancer precursors but only HPV16 load predicts the development of incident disease // Int J Cancer. 2007; 121: 2787–2793.
  21. Boulet G. A., Horvath C. A., Berghmans S. et al. Human Papillomavirus in cervical cancer screening: important role as biomarker // Cancer Epidemiol Biomarkers Prev. 2008; 17: 810–817.
  22. Constandinou-Williams C., Stuart I. Collins, Roberts S. et al. Is Human Papillomavirus Viral Load a Clinically Useful. Predictive Marker? A Longitudinal Study // Cancer Epidemiol Biomarkers Prev. 2010; 19: 832–837.
  23. Hesselink A. T., Berkhof J., Heideman D. A. et al. High-risk human papillomavirus DNA load in a population-based cervical screening cohort in relation to the detection of high-grade cervical intraepithelial neoplasia and cervical cancer // Int J Cancer. 2009; 124: 381.
  24. Бестаева Н. В., Назарова Н. М., Прилепская В. Н. с соавт. Папилломавирусная инфекция: новые взгляды на диагностику и лечение (обзор литературы) // Гинекология. Т. 15 (1): 104–107.
  25. Александрова Ю. Н., Лыщев А. А., Сафронникова Н. Р. и др. Папилломавирусная инфекция у здоровых женщин Санкт-Петербурга // Вопр. онкол. 2000; 46 (2): 175–179.
  26. Кулаков В. И., Прилепская В. Н., Паавонен Й. Профилактика рака шейки матки. Руководство для врачей. М.: МЕДпресс-информ, 2008.
  27. Сухих Г. Т., Прилепская В. Н. Профилактика рака шейки матки. Руководство для врачей. 3-е изд. М.: МЕДпресс-информ, 2012.
  28. Russomano F., Reis A., Camargo M. et al. Efficacy in treatment of subclinical cervical HPV infections without CIN. Systemic review // San Paulo Mtd J Rev Paul Med. 2000; 118 (4): 109–15. К11.
  29. Richart R. M., Barron B. A. A follow-up study of patients with cervical dysplasya // Amer J Obstet Gynecol. 1969; 105: 386–393.
  30. Кедрова А. Г., Подистов Ю. И., Кузнецов В. В. и соавт. Роль противовирусной терапии в комплексном лечении больных эпителиальными дисплазиями и преинвазивным раком шейки матки // Гинекология. 2005; 7 (3): 170–174.
  31. Concalves M. A., Donadi E. A. Immune cellular response to HPV current concepts // Braz J Infect Dis. 2004; 8: 1–9.
  32. Tay S. K. Efficacy of inosine pranobex oral therapy in subclinical human papillomavirus infection of the vulva: a randomized double blinde placebo-controlled study // Int J STD & AIDS. 1996; 7: 276–280.
  33. Земсков В. М. Иммуномодулирующие свойства препаратов инозина и их аналогов // Успехи современной биологии. 1989; 107: 69–78.
  34. Кацамбас А. Д., Лотти Т. М. Европейское руководство по лечению дерматологических болезней. МЕДпресс-информ, 2009; 84–88.
  35. Потапов В. А., Демченко Т. В., Стрельцова Т. Р. и соавт. Клинико-лабораторная оценка эффективности Изопринозина в лечении папилломавирусной инфекции, ассоциированной с цервикальной интраэпителиальной неоплазией // Репродуктивное здоровье женщины. 2006; 1 (25).
  36. Клинышкова Т. В., Каратюк Т. И., Турчанинов Д. В. и соавт. Дифференцированный подход к ведению больных с цервикальной интраэпителиальной неоплазией с позиции прогнозирования // Гинекология. 2009; 13 (4): 40–44.
  37. Линаск Л. И., Григорьева Е. Е. Опыт применения Изопринозина при заболеваниях шейки матки на фоне папилломавирусной инфекции у подростков и молодых женщин // Русский медицинский журнал. 2008; 16 (19): 1–4.
  38. Долгушина В. Ф., Ахматова А. Н., Беренда М. А. Эффективность изопринозина в лечении хронического цервицита, ассоциированного с папилломавирусной инфекцией // Фарматека. 2009; 14: 73–76.
  39. Макаров И. О., Шеманаева Т. В., Шешукова Н. А. Опыт применения изопринозина в лечении патологии шейки матки воспалительной этиологии // Consilium Medicum. 2010; 13 (6): 16–18.
  40. Костава М. Н., Прилепская В. Н. Возможности терапии папилломавирусной инфекции // Рус. мед. журн. 2009; 17 (1): 9–16.
  41. Шварц Г. Я., Прилепская В. Н., Мынбаев О. А. Изопринозин в лечении папилломавирусной инфекции в гинекологической практике. М., 2011.

А. М. Соловьев*, кандидат медицинских наук
Д. В. Логвинова**

*ГБОУ ВПО МГМСУ им. А. И. Евдокимова МЗ РФ, Москва
**НПЦДК ДЗМ, Москва

Другие статьи из блога:

Источники и связанные статьи:

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock
detector