Антибиотики при воспалении шейки матки

Физиотерапевтическое лечение занимает одно из ведущих мест в лечении острого эндометрита. Оно не только уменьшает воспалительный процесс в эндометрии, но и стимулирует функцию яичников. При нормализации температурной реакции целесообразно назначать ультразвук малой интенсивности, индуктотермию электромагнитным полем ВЧ или УВЧ, магнитотерапию, лазеротерапию.

Антибиотики при воспалении шейки матки

Лечение воспалительных заболеваний органов малого таза у женщин

Воспалительные заболевания органов малого таза (ВЗОМТ) характеризуются различными проявлениями в зависимости от уровня поражения и силы воспалительной реакции. Заболевание развивается при проникновении в половые пути возбудителя (энтерококки, бактероиды, хламидии, микоплазмы, уреаплазмы, трихомонады) и при наличии благоприятных условий для его развития и размножения. Эти условия имеют место во время послеродового или послеабортного периода, во время менструаций, при различных внутриматочных манипуляциях (введении ВМК, гистероскопии, гистеросальпингографии, диагностическом выскабливании) [1, 5].

Существующие естественные защитные механизмы, такие как анатомические особенности, местный иммунитет, кислая среда влагалищного содержимого, отсутствие эндокринных нарушений или серьезных экстрагенитальных заболеваний способны в подавляющем большинстве случаев предотвратить развитие генитальной инфекции. В ответ на инвазию того или иного микроорганизма возникает воспалительный ответ, который, исходя из последних концепций развития септического процесса, принято называть «системным воспалительным ответом» [16, 17, 18].

Острый эндометрит всегда требует антибактериальной терапии. Воспалительным процессом поражается базальный слой эндометрия вследствие инвазии специфических или неспецифических возбудителей. Защитные механизмы эндометрия, врожденные или приобретенные, такие как агрегаты Т-лимфоцитов и другие элементы клеточного иммунитета, напрямую связаны с действием половых гормонов, особенно эстрадиола, действуют совместно с популяцией макрофагов и защищают организм от повреждающих факторов. С началом менструации этот барьер на большой поверхности слизистой оболочки исчезает, что делает возможным ее инфицирование. Другой источник защиты в матке — это инфильтрация подлежащих тканей полиморфно-ядерными лейкоцитами и богатое кровоснабжение матки, способствующее адекватной перфузии органа кровью и содержащимися в ее сыворотке неспецифическими гуморальными элементами защиты: трансферрином, лизоцимом, опсонинами [16].

Воспалительный процесс может распространиться и на мышечный слой: тогда возникает метроэндометрит и метротромбофлебит с тяжелым клиническим течением. Воспалительная реакция характеризуется расстройством микроциркуляции в пораженных тканях, выраженной экссудацией, при присоединении анаэробной флоры может возникнуть некротическая деструкция миометрия [12].

Клинические проявления острого эндометрита характеризуются уже на 3–4-й день после занесения инфекции повышением температуры тела, тахикардией, лейкоцитозом и увеличением СОЭ. Умеренное увеличение матки сопровождается болезненностью, особенно по ее ребрам (по ходу кровеносных и лимфатических сосудов). Появляются гнойно-кровянистые выделения. Острая стадия эндометрита продолжается 8–10 дней и требует достаточно серьезного лечения. При правильном лечении процесс завершается, реже переходит в подострую и хроническую формы, еще реже, при самостоятельной и беспорядочной терапии антибиотиками, эндометрит может принимать более легкое абортивное течение [5, 12].

Лечение острого эндометрита вне зависимости от тяжести его проявлений начинается с антибактериальной инфузионной, десенсибилизирующей и общеукрепляющей терапии.

Антибиотики лучше всего назначать с учетом чувст­вительности к ним возбудителя. Дозы и длительность применения антибиотиков определяются тяжестью заболевания. В связи с частотой анаэробного инфицирования рекомендуется дополнительное применение метронидазола. Учитывая очень бурное течение эндометрита, из антибиотиков предпочтительнее цефалоспорины с аминогликозидами и метронидазолом. Например, цефамандол (или цефуроксим, цефотаксим) по 1,0–2,0 г 3–4 раза в день в/м или в/в капельно + гентамицин по 80 мг 3 раза/сут в/м + Метрогил по 100 мл в/в капельно.

Вместо цефалоспоринов можно использовать полусинтетические пенициллины (при абортивном течении), например ампициллин по 1,0 г 6 раз/сут. Длительность такой комбинированной антибактериальной терапии зависит от клиники и лабораторного ответа, но не должна быть менее 7–10 дней. В качестве профилактики дисбактериоза с первых дней лечения антибиотиками используют нистатин по 250000 ЕД 4 раза в день или Дифлюкан по 50 мг/день в течение 1–2 нед внутрь или внутривенно [5].

Дезинтоксикационная инфузионная терапия может включать ряд инфузионных средств, например раствор Рингера–Локка — 500 мл, полиионный раствор — 400 мл, гемодез (или полидез) — 400 мл, 5% раствор глюкозы — 500 мл, 1% раствор хлористого кальция — 200 мл, Унитиол с 5% раствором аскорбиновой кислоты по 5 мл 3 раза/сут. При наличии гипопротеинемии целесообразно проводить инфузии белковых растворов (альбумин, протеин), кровозамещающих растворов, плазмы, эритроцитарной массы или цельной крови, препаратов аминокислот [12].

Физиотерапевтическое лечение занимает одно из ведущих мест в лечении острого эндометрита. Оно не только уменьшает воспалительный процесс в эндометрии, но и стимулирует функцию яичников. При нормализации температурной реакции целесообразно назначать ультразвук малой интенсивности, индуктотермию электромагнитным полем ВЧ или УВЧ, магнитотерапию, лазеротерапию.

Каждой пятой женщине, перенесшей сальпингоофорит, грозит бесплодие. Аднексит может быть причиной высокого риска внематочной беременности и патологического течения беременности и родов. Первыми поражаются маточные трубы, при этом воспалительным процессом могут быть охвачены все слои слизистой оболочки одной или обеих труб, но чаще поражается только слизистая оболочка трубы, возникает катаральное воспаление слизистой оболочки трубы — эндосальпингит. Воспалительный экссудат, скапливаясь в трубе, нередко вытекает через ампулярное отверстие в брюшную полость, вокруг трубы образуются спайки и брюшное отверстие трубы закрывается. Развивается мешотчатая опухоль в виде гидросальпинкса с прозрачным серозным содержимым или в виде пиосальпинкса с гнойным содержимым. В дальнейшем серозный экссудат гидросальпинкса рассасывается в результате лечения, а гнойный пиосальпинкс может перфорировать в брюшную полость. Гнойный процесс может захватывать и расплавлять все большие области малого таза, распространяясь на все внутренние гениталии и близлежащие органы [9, 10, 13].

Воспаление яичников (оофорит) как первичное заболевание встречается редко, инфицирование происходит в области лопнувшего фолликула, так как остальная ткань яичника хорошо защищена покрывающим зародышевым эпителием. В острой стадии наблюдается отек и мелкоклеточная инфильтрация. Иногда в полости фолликула желтого тела или мелких фолликулярных кист образуются гнойники, микроабсцессы, которые, сливаясь, формируют абсцесс яичника или пиоварий. Практически диагностировать изолированный воспалительный процесс в яичнике невозможно, да и в этом нет необходимости. В настоящее время лишь у 25–30% больных с острым аднекситом отмечается выраженная картина воспаления, у остальных больных наблюдается переход в хроническую форму, когда терапия прекращается после быстрого стихания клиники.

Острый сальпингоофорит лечится также антибиотиками (предпочтительнее фторхинолонами III поколения — Ципрофлоксацин, Таривид, Абактал), так как нередко он сопровождается пельвиоперитонитом — воспалением тазовой брюшины.

Воспаление тазовой брюшины возникает чаще всего вторично от проникновения инфекции в брюшную полость из инфицированной матки (при эндометрите, инфицированном аборте, восходящей гонорее), из маточных труб, яичников, из кишечника, при аппендиците, особенно при тазовом его расположении. При этом наблюдается воспалительная реакция брюшины с образованием серозного, серозно-гнойного или гнойного выпота. Состояние больных при пельвиоперитоните остается или удовлетворительным, или средней тяжести. Температура повышается, пульс учащается, однако функция сердечно-сосудистой системы мало нарушается. При пельвиоперитоните, или местном перитоните, кишечник остается не вздутым, пальпация верхней половины органов брюшной полости безболезненна, а симптомы раздражения брюшины определяются лишь над лоном и в подвздошных областях. Тем не менее больные отмечают сильные боли в нижних отделах живота, может быть задержка стула и газов, иногда рвота. Уровень лейкоцитов повышен, сдвиг формулы влево, СОЭ ускорена. Постепенно нарастающая интоксикация ухудшает состояние больных [14, 15].

Лечение сальпингоофорита с пельвиоперитонитом или без него начинается с обязательного обследования больной на флору и чувствительность к антибиотикам. Самое главное — определить этиологию воспаления. На сегодняшний день для лечения специфического гонорейного процесса широко используется бензилпенициллин, хотя такие препараты, как Роцефин, Цефобид, Фортум предпочтительнее.

«Золотым стандартом» при лечении сальпингоофорита из антибактериальной терапии является назначение Клафорана (цефотаксима) в дозе 1,0–2,0 г 2–4 раза/сут в/м или одну дозу в 2,0 г в/в в сочетании с гентамицином по 80 мг 3 раза/сут (гентамицин можно вводить однократно в дозе 160 мг в/м). Обязательно следует сочетать эти препараты с введением Метрогила в/в по 100 мл 1–3 раза/сут. Курс лечения антибиотиками следует проводить не менее 5–7 дней, назначая цефалоспорины II и III поколений (Мандол, Зинацеф, Роцефин, Цефобид, Фортум и другие в дозе 2–4 г/сут) [14].

При остром воспалении придатков матки, осложненном пельвиоперитонитом, оральное введение антибиотиков возможно лишь после проведения основного курса, и притом если возникает необходимость. Как правило, такой необходимости нет, а сохранение прежних клинических симптомов может свидетельствовать о прогрессии воспаления и возможном нагноительном процессе.

Дезинтоксикационная терапия в основном проводится кристаллоидными и дезинтоксикационными растворами в количестве 2–2,5 л с включением растворов гемодеза, Реополиглюкина, Рингера–Локка, полиионных растворов — ацессоля и др. Антиоксидантная терапия проводится раствором Унитиола 5,0 мл с 5% раствором аскорбиновой кислоты 3 раза/сут в/в [14].

С целью нормализации реологических и коагуляционных свойств крови и улучшения микроциркуляции используют ацетилсалициловую кислоту (Аспирин) по 0,25 г/сут в течение 7–10 дней, а также в/в введение Реополиглюкина по 200 мл (2–3 раза на курс). В дальнейшем применяют целый комплекс рассасывающей терапии и физиотерапевтического лечения (глюконат кальция, аутогемотерапия, тиосульфат натрия, Гумизоль, Плазмол, Алоэ, ФиБС) [3, 15]. Из физиотерапевтических процедур при остром процессе уместны ультразвук, обеспечивающий анальгезирующий, десенсибилизирующий, фибролитический эффекты, усиление обменных процессов и трофики тканей, индуктотермия, УВЧ-терапия, магнитотерапия, лазеротерапия, в дальнейшем — санаторно-курортное лечение.

Среди 20–25% стационарных больных с воспалительными заболеваниями придатков матки у 5–9% возникают гнойные осложнения, требующие хирургических вмешательств [9, 13].

Можно выделить следующие положения, касающиеся формирования гнойных тубоовариальных абсцессов:

  • хронический сальпингит у больных с тубоовариальными абсцессами наблюдается в 100% случаев и предшест­вует им;
  • распространение инфекции идет преимущественно интраканаликулярным путем от эндометрита (при ВМК, абортах, внутриматочных вмешательствах) к гнойному сальпингиту и оофортиу;
  • частое сочетание кистозных преобразований в яичниках с хроническим сальпингитом;
  • наблюдается обязательное сочетание абсцессов яичника с обострением гнойного сальпингита;
  • абсцессы яичника (пиовариум) формируются преимущественно из кистозных образований, нередко микроабсцессы сливаются между собой.

Морфологические формы гнойных тубоовариальных образований:

Все остальные сочетания являются осложнениями этих процессов и могут протекать:

  • без перфорации;
  • с перфорацией гнойников;
  • с пельвиоперитонитом;
  • с перитонитом (ограниченным, диффузным, серозным, гнойным);
  • с тазовым абсцессом;
  • с параметритом (задним, передним, боковым);
  • с вторичными поражениями смежных органов (сигмоидит, вторичный аппендицит, оментит, межкишечные абсцессы с формированием свищей).

Клинически дифференцировать каждую из подобных локализаций практически невозможно и нецелесообразно, так как лечение принципиально одинаково, антибактериальная терапия занимает ведущее место как по использованию наиболее активных антибиотиков, так и по длительности их применения. В основе гнойных процессов стоит необратимый характер воспалительного процесса. Необратимость обусловлена морфологическими изменениями, их глубиной и тяжестью, часто сопут­ствующими тяжелым нарушениям функции почек [3, 9].

Консервативное лечение необратимых изменений придатков матки малоперспективно, так как если таковое проводится, то оно создает предпосылки к возникновению новых рецидивов и усугублению нарушенных обменных процессов у больных, увеличивает риск предстоящей операции в плане повреждения смежных органов и невозможности выполнить нужный объем операции [9].

Гнойные тубоовариальные образования представляют тяжелый в диагностическом и клиническом плане процесс. Тем не менее можно выделить ряд характерных синдромов:

Клинически интоксикационный синдром проявляется в интоксикационной энцефалопатии, головных болях, тяжести в голове и тяжести общего состояния. Отмечаются диспептические расстройства (сухость во рту, тошнота, рвота), тахикардия, иногда гипертензия (или гипотензия при начинающемся септическом шоке, что является одним из ранних его симптомов наряду с цианозом и гиперемией лица на фоне резкой бледности) [4].

Болевой синдром присутствует почти у всех больных и носит нарастающий характер, сопровождается ухудшением общего состояния и самочувствия, отмечается болезненность при специальном исследовании, смещении за шейку матки и симптомы раздражения брюшины вокруг пальпируемого образования. Пульсирующая нарастающая боль, сохраняющаяся лихорадка с температурой тела выше 38°С, тенезмы, жидкий стул, отсут­ствие четких контуров опухоли, отсутствие эффекта от лечения — все это свидетельствует об угрозе перфорации или о наличии ее, что является абсолютным показанием для срочного оперативного лечения. Инфекционный синдром присутствует у всех больных, проявляясь у большинства высокой температурой тела (38°С и выше), тахикардия соответствует лихорадке, так же как и нарастание лейкоцитоза, повышаются СОЭ и лейкоцитарный индекс интоксикации, снижается число лимфоцитов, нарастают сдвиг белой крови влево и число молекул средней массы, отражающих нарастающую интоксикацию. Нередко возникает изменение функции почек из-за нарушения пассажа мочи. Метаболические нарушения проявляются в диспротеинемии, ацидозе, электролитном дисбалансе и т. д.

Стратегия лечения данной группы больных строится на органосохраняющих принципах операций, но с радикальным удалением основного очага инфекции. Поэтому у каждой конкретной больной объем операции и время ее проведения должны быть оптимальными. Уточнение диагноза иногда занимает несколько суток — особенно в тех случаях, когда имеется пограничный вариант между нагноением и острым воспалительным процессом или при дифференциальной диагностике от онкологического процесса. На каждом этапе лечения требуется антибактериальная терапия [1, 2].

Предоперационная терапия и подготовка к операции включают:

  • антибиотики (используют Цефобид 2,0 г/сут, Фортум 2,0–4,0 г/сут, Рефлин 2,0 г/сут, Аугментин 1,2 г в/в капельно 1 раз/сут, Клиндамицин 2,0–4,0 г/сут и др.). Их обязательно сочетают с гентамицином по 80 мг в/м 3 раза/сут и инфузией Метрогила по 100 мл в/в 3 раза;
  • дезинтоксикационную терапию с инфузионной коррекцией волемических и метаболических нарушений;
  • обязательную оценку эффективности лечения по динамике температуры тела, перитонеальных симптомов, общего состояния и показателей крови.

Хирургический этап включает также продолжающуюся антибактериальную терапию. Особенно ценно ввести одну суточную дозу антибиотиков на операционном столе сразу после окончания операции. Эта концентрация является необходимой в качестве барьера для дальнейшего распространения инфекции, так как проникновению в зону воспаления уже не препятствуют плотные гнойные капсулы тубоовариальных абсцессов. Хорошо проходят эти барьеры беталактамные антибиотики (Цефобид, Роцефин, Фортум, Клафоран, Тиенам, Аугментин).

Послеоперационная терапия включает продолжение антибактериальной терапии теми же антибиотиками в сочетании с антипротозойными, антимикотическими препаратами и уросептиками и в дальнейшем (по чувствительности). Курс лечения основывается на клинической картине, лабораторных данных, но не должен быть менее 7–10 дней. Отмена антибиотиков проводится по их токсическим свойствам, поэтому гентамицин чаще отменяется первым, после 5–7 дней, или заменяется на амикацин.

Инфузионная терапия должна быть направлена на борьбу с гиповолемией, интоксикацией и метаболическими нарушениями. Очень важна нормализация моторики желудочно-кишечного тракта (стимуляция кишечника, ГБО, гемосорбция или плазмаферез, ферменты, перидуральная блокада, промывание желудка и т. д.). Гепатотропная, общеукрепляющая, антианемическая терапия сочетаются с иммуностимулирующей терапией (УФО, лазерное облучение крови, иммунокорректоры) [2, 9, 11].

Все больные, перенесшие оперативное вмешательство по поводу гнойных тубоовариальных абсцессов, нуждаются в постгоспитальной реабилитации с целью профилактики рецидивов и восстановления специфических функций организма.

  1. Абрамченко В. В., Костючек Д. Ф., Перфильева Г. Н. Гнойно-септическая инфекция в акушерско-гинекологической практике. СПб., 1994. 137 с.
  2. Башмакова М. А., Корхов В. В. Антибиотики в акушерстве и перинатологии. М., 1996. № 9. С. 6.
  3. Бондарев Н. Э. Оптимизация диагностики и лечения смешанных сексуально-трансмиссионных заболеваний в гинекологической практике: автореф. дис. … канд. мед. наук. СПб., 1997. 20 с.
  4. Венцела Р. П. Внутрибольничные инфекции // М., 1990. 656 с.
  5. Гуртовой Б. Л., Серов В. Н., Макацария А. Д. Гнойно-септические заболевания в акушерстве. М., 1981. 256 с.
  6. Кейт Л. Г., Бергер Г. С., Эдельман Д. А. Репродуктивное здоровье: Т. 2 // Редкие инфекции. М., 1988. 416 с.
  7. Краснопольский В. И., Кулаков В. И. Хирургическое лечение воспалительных заболеваний придатков матки. М., 1984. 234 с.
  8. Корхов В. В., Сафронова М. М. Современные подходы к лечению воспалительных заболеваний вульвы и влагалища. М., 1995. № 12. С. 7–8.
  9. Кьюмерле X. П., Брендел К. Клиническая фармакология при беременности / под ред. X. П. Кьюмерле, К. Брендела: пер. с англ. Т. 2. М., 1987. 352 с.
  10. Серов В. Н., Стрижаков А. Н., Маркин С. А. Практическое акушерство: руководство для врачей. М., 1989. 512 с.
  11. Серов В. Н., Жаров Е. В., Макацария А. Д. Акушерский перитонит: диагностика, клиника, лечение. М., 1997. 250 с.
  12. Стрижаков А. Н., Подзолкова Н. М. Гнойные воспалительные заболевания придатков матки. М., 1996. 245 с.
  13. Хаджиева Э. Д. Перитонит после кесарева сечения: учебное пособие. СПб., 1997. 28 с.
  14. Sahm D. E. The role of automation and molecular technology in antimicrobial suscepibility testing // Clin. Microb. And Inf. 1997; 3: 2(37–56).
  15. Snuth C. B., Noble V., Bensch R. еt al. Bacterial flora of the vagina during the mensternal cycle // Ann. Intern. Med. 1982; p. 948–951.
  16. Tenover F. C. Norel and emerging mechanisms of antimicrobial resistance in nosocomial pathogens // Am. J. Med. 1991; 91, p. 76–81.

В. Н. Кузьмин, доктор медицинских наук, профессор
МГМСУ, Москва

Детальное обследование определит подходящую схему терапии, эффективные препараты и методики. При выборе медикаментов важно учитывать аллергические реакции пациента, чувствительность к антибиотикам.

Лечение цервицита у женщин

Цервицит – это стойкий воспалительный процесс в шейке матки, спровоцированный травмой или патогенной средой в результате вагинального инфицирования. Воспаление проявляется болью при сексуальном контакте, менструациях, специфическими выделениями и кровотечениями. Опасность заболевания состоит в снижении защитной функции шейки, распространении инфекции на мочеполовую систему и перерастании поврежденных клеток в онкологию. Важно знать факторы риска для разных категорий женщин, чтобы начать лечение цервицита на раннем этапе.

Причины появления цервицита

Шейка матки представляет собой связующий канал от влагалища к матке. Ее функция – создавать барьер для нежелательных микроорганизмов, поэтому поверхность матки покрыта слизистой оболочкой. Если у женщины происходит гормональный сбой или снижение иммунитета, защитная реакция ослабевает, и организм легко поддается заражению патогенной средой.

Цервицит определяется как острая или хроническая форма воспаления шейки матки. Заболевание наблюдается чаще у женщин с 20 до 45 лет, но также встречаются в климактерическом периоде. Зависимость типа цервицита и возрастной категории определяется факторами, вызывающими изменения в органе. Причинами патологических нарушений становятся внутренние процессы или последствия внешнего воздействия:

  • травмы при установке или снятии внутриматочных средств контрацепции
  • последствия тяжелых вагинальных родов, опущение детородных органов
  • половые инфекции, попадающие в естественную микрофлору влагалища: хламидии, гонококки, стафилококки, кандиды
  • заболевания, вызывающие снижение иммунитета: рост уреаплазм, цистит, вагинит, вирус герпеса и папилломы человека
  • аборт, выкидыш с последующим осложнением
  • некорректно проведенная эндоскопия матки
  • врождённые патологии строения органов малого таза
  • нарушение гигиенического режима, правил смены тампонов
  • беспорядочные сексуальные контакты

В зависимости от того, в какой области воспалена слизистая шейки, причины цервицита отличаются. Эндоцервицит канала появляется при родовых травмах, распространении патогенной среды из-за воспаления в матке. Экзоцервицит развивается на фоне инфекций половой системы или мочевыводящих путей, дисбактериоза, травмах шейки матки при хирургических манипуляциях.

Цервицит формируется на внутренней стенке шейки, либо снаружи в зоне влагалища. При этом воспалительный процесс не ограничивается одной областью, а сопровождается осложнениями в виде эндометрита, вагинита, вульвита. Степень охвата зависит от формы распространения – очаговая или диффузная.

Последствия воспаления опасны и порой трудно обратимы. Со временем у женщины развивается гипертрофия стенок матки, растет риск онкологических перерождений клеток, дисплазии половых органов, бесплодия.

Покшубина Светлана Дмитриевна
Заведующая гинекологическим отделением медицинского центра «Клиника АВС». Врач гинеколог-акушер высшей квалификации. Специализируется на диагностике, лечении заболеваний и патологий женской репродуктивной системы. Проведено огромное количество гинекологических операций. Опыт работы хирургом-гинекологом более 20 лет

Ступина Светлана Вадимовна
Врач с общим стажем 11 лет. Специализируется на лечении лактостаза и лактационного мастита консервативным и оперативным методами, а также на хирургическом лечении доброкачественных новообразований молочной железы (фиброаденомы, кисты, внутрипротоковые папилломы и др.).

Зарайская Зоя Петровна
Врач-гинеколог высшей квалификации, большой опыт лечения основных гинекологических патологий и медикаментозного прерывания беременности. Проведено огромное количество гинекологических операций. В течение 10 лет работала в гинекологических клиниках.

Классификация видов цервицита

Тип цервицита при определении методов лечения играет решающую роль. От места локализации, степени осложнений и причин зависит продолжительность терапии, выбор группы препаратов. Для медицинского заключения и назначения полного курса необходима предварительная диагностика у гинеколога.

Диагностика цервицита

Некоторые виды болезни протекают без явных симптомов, поэтому диагностика занимает важное место для формирования полной клинической картины. Диагностика цервицита включает:

После получения результатов врач сможет составить план лечения, спрогнозировать возможные осложнения. Этот этап составляет основу этапа подготовки и требует ответственного подхода. Важно выбрать врача с хорошим опытом в области гинекологии. В нашей клинике мы обеспечиваем не только комфортные условия, но и гарантируем результат для пациентов, прошедших полный курс терапии.

Методы лечения, особенности острой и хронической формы

Начинать терапию цервицита рекомендуется сразу после подтверждения диагноза у гинеколога. Курс лечения зависит от стадии воспаления, формы протекания и присутствия осложнений. Главная цель – ликвидировать провоцирующий фактор: грибок, инфекцию, вирус или другую причину.

Лечение цервицита основывается на антибактериальных и противовирусных препаратах, угнетающих нежелательную патогенную флору. Определив точную природу заболевания, врач назначает группу препаратов, соответствующую каждому случаю:

  1. Комбинированные средства при грибковом воспалительном процессе.
  2. Свечи при поражении области влагалища.
  3. Тетрациклиновый ряд для инфекционного хламидиоза.
  4. Противовирусные и иммуностимулирующие препараты для купирования симптомов и укрепления иммунитета.
  5. Интерферон, цитостатики при обнаружении ВПЧ.
  6. Эстрогены для восстановления эластичности шейки при атрофическом цервиците.

Острый диффузный цервицит требует комплексного подхода. Обширное распространение очагов негативно сказывается на репродуктивной системе и опасно патологическими осложнениями. Консервативная терапия дополняется лечением сопутствующих заболеваний: сальпингоофрита, вагинита. Пациенту назначаются антибиотики и спазмолитики. Поэтому лечение острого цервицита рекомендуется проходить полностью или частично в стационаре под контролем врача.

В качестве дополнения применяется местная обработка антисептиками, компрессы и ванночки. Если болезнь перешла в хроническую форму, и наблюдаются значительные очаги поражения, актуальной становится аппаратное лечение: лазер, криотерапия, диатермокоагуляция током (прижигание).

Нерожавшим пациентам детородного возраста, если в эндометрии нет атипичных признаков, в дополнении проводят физиопроцедуры электрофорезом. Для второй стадии развития подходит радиоволновое удаление поврежденных тканей. Метод используется в современных клиниках, отличается безопасностью и быстрым заживлением.

Лечение неспецифического цервицита и других его инфекционных форм проводится у обоих партнеров одновременно. Интимный контакт на период употребления медикаментов приостанавливается. После окончания курса врач проводит повторные исследования для подтверждения положительного эффекта.

Показания и противопоказания

Показаниями для обращения к врачу являются основные симптомы:

Детальное обследование определит подходящую схему терапии, эффективные препараты и методики. При выборе медикаментов важно учитывать аллергические реакции пациента, чувствительность к антибиотикам.

В случае обнаружения противопоказаний, гинеколог производит замену препарата на аналоги. Применение физиотерапии, аппаратной техники запрещено при подтверждении онкологии, эпилепсии, беременности, сахарного диабета, а также в период менструации.

Запишитесь на прием по телефону
+7 (495) 021-12-26 или заполнив форму online

Профилактика

С появлением цервицита сталкивается около 30% женского населения. Даже после выздоровления истощение иммунной системы нередко приводит к рецидиву. Чтобы защитить свой организм, лечение цервицита у женщин сопровождается обязательной профилактикой. Выполнение нескольких простых правил поможет снизить риск первичного или повторного воспаления:

  1. Посещать гинеколога каждые 6 месяцев.
  2. Соблюдать правила гигиены, использования тампонов и прокладок.
  3. Избегать смены половых партнеров, использовать презервативы.
  4. После родов, аборта соблюдать рекомендации врача.
  5. Своевременно лечить заболевания половых органов.
  6. Остерегаться переохлаждения, тяжелой физической нагрузки.

Заботиться о женском здоровье – долг каждой женщины. Важно посещать гинеколога при первых симптомах недомогания, не дожидаясь их критического проявления. Часто при появлении боли диагностика показывает уже хронический цервицит. Наши специалисты проводят комплексное обследование и лечение пациентов на качественном проверенном оборудовании. Записывайтесь на консультацию по телефону или по форме обратной связи. Стоимость услуги определяется составом процедур и их количеством индивидуально.

Болезнь встречается от 20 до 40 лет у сексуально активных женщин. Наличие в анамнезе кислоты также фактор риска. У детей бывает редко, поскольку железы обычно не функционируют до полового созревания. Также менее распространена после менопаузы. Диагностируется при влагалищном исследовании. Безболезненное образование не требует лечения, но узнайте какиеантибиотики пьют при бартолините для профилактики.

Какие антибиотики принимать при бартолините у женщин

Схема лечения бартолинита нужна, когда происходит воспаление одной или обеих желез, расположенных по обе стороны от отверстия влагалища, за половыми губами. Проблема возникает из-за микробов, занесенных во время секса, но во многих случаях воспаление не передается половым путем.

Если заметили уплотнение возле входа во влагалище или испытываете дискомфорт\боль в области паха, возможно, у вас киста, и вы ищите антибиотики при бартолините у женщин. В этой ситуации легко почувствовать неловкость, но будьте уверены, кисты железы не передаются половым путем, иногда не требуют лечения. Обратитесь за медицинской консультацией гинеколога, чтобы диагностировать или опровергнуть свое предположение.

Заболевание образуется при закупорке протоков (маленькие, размером с горошину, железы, их выделения обеспечивают смазку во время полового акта). Накопление жидкости приводит к образованию шишки, небольшой и безболезненной, но вырастающей до размеров мяча для гольфа. В таких случаях при бартолините назначают лечение антибиотиками. Неясно, почему блокируется проток, но существует связь с определенными вагинальными инфекциями.

Припухлость или уплотнение на половых губах – первый признак заболевания. Маленькие шишки не вызывают симптомов, их диагностируют во время влагалищного обследования или анализа мазка. Если их размер побольше, они вызывают дискомфорт, вы будете испытывать болевые ощущения при ходьбе или половом акте. Если киста инфицирована, в железе образуется абсцесс (болезненное скопление гноя), тогда нужна схема лечения бартолинита антибиотиками. Ее назначают на консультации гинеколога в клинике. Красная болезненная припухлость, сопровождающаяся лихорадкой,–признак абсцесса.

Болезнь встречается от 20 до 40 лет у сексуально активных женщин. Наличие в анамнезе кислоты также фактор риска. У детей бывает редко, поскольку железы обычно не функционируют до полового созревания. Также менее распространена после менопаузы. Диагностируется при влагалищном исследовании. Безболезненное образование не требует лечения, но узнайте какиеантибиотики пьют при бартолините для профилактики.

Большая киста может нуждаться в лечении либо путем удаления, либо с помощью процедуры, называемой «марсупализацией». Выполняется, если проблема продолжает возвращаться. Включает рассечение и дренирование для дальнейшего оттока жидкости. Если у вас симптомы абсцесса, вы должны посоветоваться с терапевтом и узнать, какие антибиотики принимать при бартолините у женщин.

При амбулаторном или стационарном лечении легких и среднетяжелых форм ВЗОМТ предпочтительны пероральные режимы терапии, причем к таковым относят и те, где используется не более чем однократное парентеральное введение препаратов в начале терапии [23]. Лечение тяжелых форм всегда необходимо начинать с парентерального назначения антибиотиков. В дальнейшем, через 24–48 ч после клинического улучшения, возможен переход на пероральный прием [7, 20, 23]. Такая тактика (ступенчатая антибактериальная терапия) позволяет не только экономить ресурсы, но и более комфортна для пациента. Если пероральная терапия продолжается тем же препаратом, можно в значительной степени быть уверенным в сохранении эффективности и хорошей переносимости в течение всего курса лечения, в то время как при смене препарата нельзя гарантировать, что он будет также эффективен и/или хорошо переносим.

Антибактериальная терапия воспалительных заболеваний органов малого таза: рациональный выбор в российских условиях

Оптимальный выбор режимов антибактериальной терапии воспалительных заболеваний органов малого таза (ВЗОМТ) является предметом многочисленных публикаций в медицинской литературе. Во многих странах разработаны и периодически переиздаются рекомендации по менеджменту этих состояний, которые отражают современные представления как о диагностике, так и о меняющихся спектре и свойствах возбудителей. Подобный интерес, несомненно, является результатом понимания широкой распространенности и исключительной важности данной патологии для репродуктивного здоровья женщины. Так, около 30% всех случаев бесплодия, до 50% эктопических беременностей и значительное число случаев синдрома хронической тазовой боли являются следствиями перенесенных ВЗОМТ [24].

К ВЗОМТ относятся эндометрит, сальпингит, тубоовариальный абсцесс и пельвиоперитонит по отдельности либо в любой комбинации [7]. В отечественной литературе, в отличие от зарубежной, также встречается термин «хронические ВЗОМТ». Однако, по сути, ВЗОМТ – это всегда острый процесс с выраженной или стертой клинической симптоматикой. То, что подразумевают под «хроническими» эндометритами, сальпингитами и т. д., как правило, является либо малосимптомной формой заболевания, либо последствием перенесенных острых процессов в виде спаек, образования рубцов и непроходимости маточных труб.

В основе успешной борьбы с ВЗОМТ лежат своевременная диагностика и ранняя антибактериальная терапия. К сожалению, большая часть этих инфекций (около 60%) протекает бессимптомно или малосимптомно (субклинически), что не мотивирует пациенток обращаться за медицинской помощью и затрудняет их выявление медицинскими специалистами [24]. В исследованиях было показано, что чем раньше поставлен диагноз и начата адекватная антибактериальная терапия, тем реже развиваются осложнения. Так, если лечение начато через 3 и более дней после появления симптомов, частота последующего бесплодия составляет 19,7% по сравнению с 8,3% – если в течение первых 2 дней [12].

Этиология

Инфекции органов малого таза у женщин имеют полимикробную этиологию, и в течение последних 30–40 лет спектр возбудителей остается достаточно стабильным, включая в себя, с незначительными расовыми и географическими вариациями, возбудителей инфекций, передаваемых половым путем (N. gonorrhoeae и C. trachomatis), аэробную и анаэробную эндогенную флору влагалища (например, Prevotella spp., Porphyromonas spp., Bacteroides fragilis, Peptostreptococci spp., Gardnerella vaginalis, Escherichia coli, Haemophilus influenzae и аэробные стрептококки) [7, 16, 20, 23, 24]. В последние годы появилось достаточно доказательств этиологической роли Mycoplasma genitalium в инфекционной патологии женской репродуктивной системы [3, 10, 14, 15, 19]. Таким образом, рутинное микробиологическое исследование материала из верхних отделов женского репродуктивного тракта при подозрении на ВЗОМТ не является целесообразным и рациональным, т. к. требует значительных затрат средств и времени. Микробиологическое или молекулярно-биологическое исследование при диагностике ВЗОМТ проводится только с клиническим материалом из цервикального канала для выявления лейкоцитоза, гонококков, хламидий либо M. genitalium и подтверждения диагноза инфекции малого таза.

Выбор режимов терапии

В основе успешного лечения ВЗОМТ лежит рациональная эмпирическая антибактериальная терапия. В качестве дополнительных методов используются адекватное обезболивание, дезинтоксикация, своевременное хирургическое вмешательство. Традиционно в нашей стране госпитализируют большинство пациентов с ВЗОМТ. В исследовании, проведенном в США с участием 831 больной с инфекциями малого таза, было показано, что при легкой и средней степени тяжести заболевания эффективность лечения и отдаленные результаты (наступление беременности, повторные эпизоды ВЗОМТ, развитие эктопической беременности, синдрома хронической тазовой боли) не отличались в группах, получавших пероральную терапию амбулаторно и парентеральную терапию в условиях стационара [16]. С учетом этого, в международной практике легкие и среднетяжелые формы ВЗОМТ лечатся амбулаторно пероральными формами антибиотиков, а госпитализация и, соответственно, парентеральное введение препаратов производятся при наличии определенных критериев (табл. 1) [7, 20].

При амбулаторном или стационарном лечении легких и среднетяжелых форм ВЗОМТ предпочтительны пероральные режимы терапии, причем к таковым относят и те, где используется не более чем однократное парентеральное введение препаратов в начале терапии [23]. Лечение тяжелых форм всегда необходимо начинать с парентерального назначения антибиотиков. В дальнейшем, через 24–48 ч после клинического улучшения, возможен переход на пероральный прием [7, 20, 23]. Такая тактика (ступенчатая антибактериальная терапия) позволяет не только экономить ресурсы, но и более комфортна для пациента. Если пероральная терапия продолжается тем же препаратом, можно в значительной степени быть уверенным в сохранении эффективности и хорошей переносимости в течение всего курса лечения, в то время как при смене препарата нельзя гарантировать, что он будет также эффективен и/или хорошо переносим.

Необходимо отметить, что адекватных контролируемых клинических исследований по эффективности той или иной схемы антимикробной терапии ВЗОМТ проведено не так много, поэтому в наиболее авторитетных и широко используемых в международной практике американских (табл. 2) и европейских (табл. 3) рекомендациях выбор антибактериальных препаратов достаточно ограничен [7, 20]. Кроме того, не все препараты, рекомендуемые, например, в США (цефотетан, цефокситин), доступны или широко распространены в России или других странах. Поэтому рекомендации по режимам антибактериальной терапии ВЗОМТ, в отличие от диагностики, варьируют в зависимости от страны, но основные принципы выбора схемы лечения ВЗОМТ являются общепринятыми:

– препараты должны обеспечивать элиминацию всего спектра возможных возбудителей (гонококков, хламидий, генитальной микоплазмы, грамположительных и грамотрицательных аэробов и анаэробов);

– одновременное использование меньшего количества препаратов (предпочтительна монотерапия) с большим интервалом дозирования и хорошо переносимых (повышается комплаентность);

– препараты должны создавать высокие концентрации в тканях репродуктивных органов;

– желательно выбирать препараты, имеющие как парентеральную, так и пероральную формы выпуска (для осуществления ступенчатой терапии);

– эффективность препаратов должна быть подтверждена в контролируемых исследованиях.

На основании этих принципов группой российских экспертов были предложены режимы пероральной и парентеральной терапии ВЗОМТ (табл. 4) [1 с изм.].

Ингибитор-защищенные пенициллины рекомендуются в качестве альтернативных препаратов в американских руководствах по ВЗОМТ. Они активны в отношении гонококков и условно-патогенной флоры аногенитальной области, включая неспорообразующие анаэробы. В России наиболее распространенным представителем этой группы препаратов является амоксициллин/клавуланат. В контролируемых исследованиях он продемонстрировал высокую эффективность (93–96%) при ВЗОМТ [8, 17, 25]. Препарат хорошо переносится и имеет парентеральную и пероральную форму выпуска (возможна ступенчатая терапия), а также удобный режим дозирования. При его использовании необходимо лишь дополнительное назначение противохламидийных, противомикоплазменных препаратов, и в первую очередь азитромицина.

Препаратом выбора для лечения хламидийной инфекции, в т. ч. и у беременных, в большинстве международных рекомендаций является азитромицин. В дозе 1 г однократно внутрь он высокоэффективен при лечении неосложненного хламидиоза любой локализации. Другие макролиды (эритромицин, джозамицин, кларитромицин), противохламидийные фторхинолоны и доксициклин также показаны с этой целью, однако значительно менее удобны, т. к. требуют курсового применения. Кроме того, фторхинолоны и доксициклин противопоказаны при беременности и грудном вскармливании. Азитромицин доступен в парентеральной и пероральной формах, что делает возможным ступенчатую терапию. Как и остальные противохламидийные препараты, он эффективен и в отношении M. genitalium, однако в этом случае, по-видимому, необходимо его двукратное применение с интервалом в неделю, т. к. есть данные о недостаточно высокой эффективности одной дозы у пациентов с микоплазменной инфекцией [6]. Перечисленные свойства азитромицина в совокупности со способностью накапливаться в тканях женских репродуктивных органов в концентрациях, намного превышающих минимальные подавляющие концентрации в отношении потенциальных возбудителей, позволяют рекомендовать его использование в составе режимов выбора терапии ВЗОМТ. Также следует отметить, что в лабораторных условиях азитромицин в сочетании с амоксициллином/клавуланатом обладают синергизмом в отношении гонококков со сниженной чувствительностью к цефалоспоринам, что может быть потенциально полезно в современных условиях роста распространенности подобных штаммов [18].

Доксициклин при лечении ВЗОМТ следует использовать только в случае, если азитромицин или противохламидийные фторхинолоны (мокси-, лево-, офлоксацин) по каким-либо причинам применять невозможно. Это обусловлено его малой эффективностью в отношении M. genitalium [10].

В последних американских рекомендациях 2010 г. фторхинолоны не входят ни в рекомендованные, ни в альтернативные режимы терапии ВЗОМТ в связи с повсеместной распространенностью резистентных к ним гонококков. Однако при невозможности применения цефалоспоринов все же допускается назначение офлоксацина и левофлоксацина, если высокочувствительным методом N. gonorrhoeae в цервикальном канале не обнаружена. Если же обнаружена, то терапию корректируют с учетом чувствительности выделенного штамма или, при невозможности ее определения, к любому фторхинолону добавляют 2 г азитромицина однократно для эрадикации гонококков [7]. С практической точки зрения противохламидийные, противомикоплазменные фторхинолоны могут применяться для лечения ВЗОМТ, но обязательно в сочетании с однократным введением эффективных противогонококковых препаратов (цефалоспоринов II–IV поколений, предпочтительно цефтриаксона).

В последние годы были опубликованы результаты нескольких исследований эффективности и безопасности перорального моксифлоксацина при ВЗОМТ [11, 13, 22]. Данный препарат обладает высокой активностью в отношении основных возбудителей ВЗОМТ, в т. ч. анаэробов, хламидий и генитальных микоплазм (даже резистентных к доксициклину и азитромицину) [1, 4–6, 9, 26]. Эффективность монотерапии указанным фторхинолоном была не ниже, чем у традиционно используемых комбинаций препаратов. Эти данные уже нашли отражение в европейских (2007 и 2012 гг.) и британских (2011 г.) руководствах по ведению ВЗОМТ, где мокси­флоксацин рекомендуется для амбулаторного лечения [20, 21].

В качестве альтернативного режима терапии в условиях ограниченных ресурсов допустимо применять сочетание аминогликозида, доксициклина и линкозамида.

Оптимальная продолжительность назначения антибиотиков при ВЗОМТ базируется не на сравнительных исследованиях, а на данных по фармакокинетике и фармакодинамике препаратов и основанных на них заключениях экспертов. Большинство авторов считают, что независимо от вида терапии (парентеральная, ступенчатая или пероральная) общая ее продолжительность должна составлять 14 дней [1, 7, 20].

В процессе лечения необходимы тщательный контроль эффективности и своевременное принятие решения о смене антимикробного препарата. Это следует делать при отсутствии эффекта в течение 2–3 сут или еще раньше в случае утяжеления состояния, развития нежелательных лекарственных реакций у пациента и при применении антибиотиков с кумулятивной токсичностью (аминогликозиды). Также в случае отсутствия признаков клинического улучшения в течение 72 ч от начала лечения требуется уточнение диагноза (возможно, необходимо хирургическое вмешательство) и переход с перорального на парентеральное применение препаратов.

Заключение

Антибактериальная терапия ВЗОМТ основывается на понимании их полимикробной этиологии и тесной связи с инфекциями, передаваемыми половым путем. Для оптимального выбора режимов лечения необходимо использовать существующие национальные и международные рекомендации, а также вновь появляющиеся данные по резистентности возбудителей и результаты контролируемых клинических исследований. При невозможности использовать стандартные комбинации (недоступность, непереносимость, неэффективность) индивидуальный подбор препаратов целесообразно проводить совместно с клиническим фармакологом и клиническим микробиологом. Следует помнить, что большинство пациенток могут лечиться амбулаторно пероральными режимами и только при тяжелом течении требуется госпитализация и парентеральное введение препаратов. При этом терапия должна быть начата как можно раньше после появления первых симптомов. Конечными целями лечения ВЗОМТ являются не только купирование текущего эпизода, но и предотвращение или снижение количества и выраженности негативных последствий для репродуктивного здоровья женщины.

  1. Практическое руководство по антиинфекционной химиотерапии / Под ред. Л.С. Страчунского, Ю.Б. Белоусова, С.Н. Козлова Смоленск: МАКМАХ, 2007. 464 с.
  2. Aldridge K.E., Ashcraft D.S. et al. Comparison of the in vitro activities of Bay 12-8039, a new quinolone, and other antimicrobials against clinically important anaerobes // Antimicrob. agents chemother. 1997. Vol. 41(3). P. 709–711.
  3. Barzynska A., Funch P., Fedder J. et al. Morphology of human Fallopian tubes after infection with Mycoplasma genitalium and Mycoplasma hominis: in vitro organ culture study // Human Reprod. 2007. Vol. 22(4). P. 968–979.
  4. Bauernfeind A. Comparison of the antibacterial activities of the quinolones Bay 12-8039, gatifloxacin (AM 1155), trovafloxacin, clinafloxacin, levofloxacin and ciprofloxacin // J. Antimicrob. Chemother. 1997. Vol. 40(5). P. 639–651.
  5. Bebear C.M., de Barbeyrac B., Pereyre S. et al. Activity of moxifloxacin against the urogenital mycoplasmas Ureaplasma spp., Mycoplasma hominis and Mycoplasma genitalium and Chlamydia trachomatis // Clin. Microbiol. Infection. 2008. Vol. 14(8). P. 801–805.
  6. Bradshaw C.S., Chen M.Y., Fairley C.K. Persistence of Mycoplasma genitalium following azithromycin therapy // PLoS ONE. 2008. Vol. 3(11). P. e3618. doi:10.1371/ journal.pone.0003618.
  7. Centers for Disease Control and Prevention. Sexually Transmitted Diseases Treatment Guidelines, 2010 // Morbidity and Mortality Weekly Report. 2010. Vol. 59(No. RR-12). 110 p.
  8. Cirau-Vigneron N., Barrier J., Becue J. et al. Amoxycillin/clavulanic acid (‘Augmentin’) compared with combination of aminopenicillin, aminoglycoside and metronidazole in the treatment of pelvic inflammatory disease // Pharmatherapeut. 1989. Vol. 5(5). P. 312–319.
  9. Dalhoff A. In vitro activities of quinolones // Expert Opinion on investigational drugs. 1999. Vol. 8(2). P. 123–137.
  10. Haggerty C.L., Taylor B.D. Mycoplasma genitalium: an emerging cause of pelvuc inflammatory disease // Infectious Diseases Obstetrics Gynecol. 2011. Vol. 11. P. 9.
  11. Heystek M., Ross J.D., PID Study Group. A randomized double-blind comparison of moxifloxacin and doxycycline/metronidazole/ciprofloxacin in the treatment of acute, uncomplicated pelvic inflammatory disease // International journal of STD & AIDS. 2009. Vol. 20(10). P. 690–695.
  12. Hillis S.D., Joesoef R., Marchbanks P.A. et al. Delayed care of pelvic inflammatory disease is a risk factor for impaired fertility // Amer. J. Obstetrics Gynecol. 1993. Vol. 168. P. 1503–1509.
  13. Judlin P., Liao Q., Liu Z. et al. Efficacy and safety of moxifloxacin in uncomplicated pelvic inflammatory disease: the MONALISA study. BJOG // Internat. J. Obstetrics Gynaecol. 2010. Vol. 117(12). P. 1475–1484.
  14. Manhart L.E., Critchlow C.W., Holmes K.K. et al. Mucopurulent cervicitis and Mycoplasma genitalium // J. Infectious Diseases. 2003. Vol. 187(4). P. 650–657.
  15. Moller B.R., Taylor-Robinson D., Furr P.M., Freundt E.A. Acute upper genital-tract disease in female monkeys provoked experimentally by Mycoplasma genitalium // Brit. J. Experim. Pathol. 1985. Vol. 66(4). P. 417–426.
  16. Ness R.B., Soper D.E., Holley R. L. et al. Effectiveness of inpatient and outpatient treatment strategies for women with pelvic inflammatory disease: results from the pelvic inflammatory disease evaluation and clinical health (PEACH) randomized trial // Amer. J. Obstetrics Gynecol. 2002. Vol. 186(5). P. 929–937.
  17. Obwegesser J., Kunz J., Wust J. et al. Clinical efficacy of amoxicillin/clavulanate in laparoscopically confirmed salpingitis // J. Antimicrob. Chemother. 1989. Vol. 24 (Suppl. B). P. 165–176.
  18. Onodera S., Kitova H., Endo R. et al. Enhancement of antimicrobial activities of cefteram or clavulanic acid/amoxicillin against cefixime-resistant Neisseria gonorrhoeae in the presence of clarithromycin or azithromycin // J. Infectious Chemother. 2006.Vol. 12(4). P. 207–209.
  19. P´epin J., Labb´e A.-C., Khonde N. et al. Mycoplasma qenitalium: an organism commonly associated with cervicitis among west African sex workers // Sexually Transmitted Infections. 2005. Vol. 81(1). P. 67–72.
  20. Ross J., Judlin P., Jensen J. 2012 European guideline for the management of pelvic inflammatory disease. (доступно по адресу www.iusti.org/regions/Europe/pdf/2012/PID_Treatment_Guidelines-Europe2012v5.pdf
  21. Ross J., McCarthy G. UK National Guideline for the management of Pelvic Inflammatory Disease 2011 // Brit. Association for Sexual Health and HIV. 2011. 17 p (доступно по адресу www.bashh.org/documents/3205)
  22. Ross J.D., Cronje H.S., Paszkowski T. et al. Moxifloxacin versus ofloxacin plus metronidazole in uncomplicated pelvic inflammatory disease: results of a multicentre, double blind, randomised trial // Sexually Transmitted Infections. 2006. Vol. 82(6). P. 446–451.
  23. Sweet R.L. Treatment of acute pelvic inflammatory disease // Infectious Diseases Obstetrics and Gynecol. 2011;2011: article ID 561909, 13 p.
  24. Sweet R.L., Gibbs R.S. Pelvic inflammatory disease. In: Infectious diseases of female genital tract. Philadelphia: Lippincott Williams & Wilkins, 2009. P. 220–244.
  25. Uri F.I., Sartawi S.A., Dajani Y.F. et al. Amoxycillin/clavulanic acid (augmentin) compared with triple drug therapy for pelvic inflammatory disease // Internat. J. Gynaecol. Obstetrics. 1992. Vol. 38(1). P. 41–43.
  26. Woodcock J.M., Andrews J.M., Boswell F.J. et al. In vitro activity of BAY 12-8039, a new fluoroquinolone // Antimicrobial Agents Chemother. 1997. Vol. 41. P. 101–106.

Другие статьи из блога:

Источники и связанные статьи:

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock
detector